Google+ Badge

вторник, 19 июня 2018 г.

Оператор АФП


     Ежедневно прохожу родные спуски-подъёмы привычным размеренным ходом, коим обыкновенно движется основной поток, благо, никакими дополнительными скоростными ограничениями эти шесть таёжных километров никому не пришло ещё в голову изнахратить, а покрытие, хоть и не первого уже качества, проходить их, не плетясь, со 110 км/час "крейсерской" скорости вполне пока позволяет. 
     Новоуральский автоаппендикс трассы Екатеринбург-Серов. Пару недель назад стали попадать здесь редкие, одна-две, встречные вспышки фар. Неделю назад их уже было нельзя не заметить - мигал каждый третий во встречном потоке, вследствие чего сложившаяся дорожная идиллия на данном участке делалась порушенной, и дальнейшая езда становилась дёрганой. Водительский народ, успевший за несколько дней уже хорошо усвоить, что в паре километров до серовско-екатеринбургской развилки следует ожидать выставленное в одних и тех "кустах" штрафующее треножное видеоустройство, проезжая, сразу же его в этих "кустах" замечал и транслировал свой тревожный жест на своих встречных. 
     В последние же дни весь наш новоуральский кусок превратился в один дружно мигающий поток с обоих направлений приближения к "возбудителю", и от размеренной дорожной идиллии вовсе и след простыл: торможение - разгон, разгон - торможение, резкие траекториальные манёвры. Потому как некоторые сидящие за рулём участники движения очень с трепетом относятся к "возбудителю", начинают чудить и нервничать, как словно и не рассаду помидоров на своём "логане" везут, а центнер марихуаны: перестраховываясь, резко сбавляют скорость аж до 60-ти, их начинают обгонять - но не быстро, а этих уже двоих-троих начинает обгонять те, кто быстро. Воцаряется напряжение, в порядок движения возле "кустов" вносится серьёзный разброд - что, в общем-то, чревато. Не сказать, что такие засады для передвигающихся здесь в диковинку, но они здесь не постоянны.

     Пользуясь случаем, решился потратиться со временем - рассмотреть ситуацию с близи. 
     Обратил внимание, что выгуливать штрафующую технику, привозят в эти "кусты" каждый день разные автомобили.  Зафиксировал данный факт: съехал на обочину, вышел, сделал фото. 

































     В последующие дни проделал то же самое.
































     В Новоуральске в ходу такая легенда, не раз слышал от знакомых. Мол, напокупала тут всякая гопотень, склонная к стукачеству - а Россия в этом, действительно, страна огромных способностей - этих приборов и заделалась бизнесменами - подрядившись, прячась по кустам, работать на полицаев. Оплата сдельная: чем лучше спрячешься - тем больше сдашь, чем больше сдашь - тем больше заработаешь. И платят им не хило - ну, и развелось их, спасу нет, под каждым кустом. 
     А тут вдруг самому мне представился случай пообщаться с таким подрядчиком, порасспрашивать о его промысле - он вышел из машины, увидев, что я поляну его с разных ракурсов фотографирую. Нет, "бизнесмен" не возмутился. Человек был сдержан и даже приветлив - когда я подошёл к его машине. И даже тогда, когда я стал задавать, наверное, не совсем лицеприятные ему вопросы. А начал я с того, что мне, как лицу не добровольно дающему в результате его усилий в путинский общак, очень интересно было бы знать, кто же на такую, мягко говоря, очень специфическую в морально-психологическом плане работу у нас идёт, должно быть, кто-то из соответствующих органов или структур, трудно представить что кто-то другой готов был бы заниматься этим. В глаза прямо так и сказал. Мой необычный собеседник принял это без всякого видимого раздражения, на мои вопросы охотно отвечал и даже знакомил с бумагами, на основании которых его точка дислоцирована здесь, на третьем километре нашей своротки - что-то типа наряда на производство работ - так что по-человечески разговор наш, можно сказать, вполне состоялся. Сфотографировать, правда, ни одну бумагу мне он не дал.

     Он не ипэшник, не предприниматель - он работник наёмного труда, состоящий на службе в штате подразделения по автоматической фиксации правонарушений (АФП), принадлежащего компании "УГМК-Телеком" - компании, входящей в телекоммуникационный комплекс Уральской горно-металлургической компании, их офис находится в Верхней Пышме. Его должность называется оператор АФП. Эта контора, действительно, работает на полицаев, обслуживает нужды Свердловской областной ГИБДД, конкретно - нужды подразделения ЦАФАП (Центр автоматизированной фиксации административных правонарушений ГИБДД ГУ МВД России по Свердловской области). В ЦАФАП стекаются все случаи фиксации со всех устроенных на дорогах области АФП-засад. Ну, а далее - уже известно: ЦАФАП, точнее, подразделение исполнения административного законодательства - ИАЗ ЦАФАП,  по почте рассылает всем попавшим в засаду постановления об административном правонарушении с указанием суммы, которую попавший обязан перевести на счёт получателя - ГИБДД ГУ МВД России по Свердловской области. 
     Место, где должен находиться конкретно данный оператор выбирает не он сам, это место строго определяется заданием, выдаваемым оператору его начальником. В задании указываются координаты места - поста - привязанные к километровому столбу данной дороги Свердловской области. А вот в каком точно месте расположить свой пост - устроить засаду, чтобы по максимуму получать улов - вот это в компетенции самого оператора, но эта выбранная им точка должна находиться в радиусе не более километра, от указанных в задании координат. Их операторский коллектив обслуживает дорогу Екатеринбург-Серов. Плотность расположения постов - через каждые десять километров дороги. От Новоуральска до Екатеринбурга таких постов семь. Работают посты ежедневно. 
     Работа не сдельная, от числа попавшихся в засаду не зависит. Оплата по тарифу, почасовая. Работа в графике. В работе оператор использует личный автомобиль. Работодатель (УГМК) оплачивает владельцу автомобиля амортизационные расходы и покрывает расходы на горючее. Сколько получает? Зависит от количества часов. 
     Он, действительно, из бывших. Работал в ГИБДД. В 45 - на пенсию. Разве, говорит, проживёшь на эту пенсию? Кто работает оператором, бывшие гаишники? Не только, но в основном, да. А куда нам ещё, если всю жизнь проработали в органах, другого мы ничего делать не умеем. Переучиваться? Не знаю. А тут и автомобиль обслуживается, и бензин оплачивают, да и зарплата.
    Какая польза от устройства таких засад? Собеседник предложил версию: они дисциплинируют водителей. Проходит неделя, две, месяц каждодневной работы конкретного поста АФП и на этом участке дороги нарушений ПДД происходит меньше, а это безопасность, а ведь посты АФП перекрывают всю трассу Екатеринбург-Серов, это уже безопасность всей трассы, которая на сегодня считается одной из самых по числу тяжёлых ДТП опасных трасс области, в их числе и своротка до Новоуральска. Впрочем, едва ли сам он искренне в эту версию верит. Бывший гаишник признаёт, что система государственных служб обеспечения дорожной безопасности, как структуры МВД, "несмотря на разговоры о гуманизации, о правах человека, по сути осталась палочной", слабо эффективной. По другому у нас организовываться не могут.
     
     То есть, не такие уж они все дуболомы, работники карательного сектора, осуществляющие поборы в бандитский общак, раз уж сами признают, что сектор этот  никакой не правоохранительный, а карательный, и что жизненные обстоятельства вынуждают их заниматься фигнёй.

     19 июня 2018 года. 
     

пятница, 15 июня 2018 г.

Июнь отложенного тепла


     Такие вот дела, Урал. За необыкновенно холодной весной проследовала половина ещё необыкновеннее холодного первого месяца лета. Холод - супер аномальный, изнурительный. На улице и в домах. В пору б включить отопление - так скоту, как бы, не полагается.  
     15 июньских дней почти сплошного ненастья. Но - без заморозков.  Земля холодная. До сих пор распускаются почки - процесс затянулся на месяц. В середине июня зацвели, наконец, тюльпаны, лезут побеги пионов "и черёмуха вся в цвету" - чудеса! Но, без сомнения, чертовски красиво. Сыро, ветренно, блёкло и уныло, но - когда проглядывает солнышко!.. - надо это видеть. Посвящаю этот пост этой чудесной аномалии. Такое и в таких сроках, за неделю до максимума силы солнечного света - то, что должно было происходить на Урале в середине мая - такое едва ли скоро повторится.

     Цветут одуванчики.

































     Жарки (купавки).
















     Тюльпаны.















     Адонисы - цветы начала мая.














      Анемоны.
















     Побеги пионов. В тёплые лета пионы в это время уже цветут.

















     Сосна.

















     Ель.















     Осина.
















     Дожди, дожди, дожди. Утром, днём, вечером и ночью. Нередко вперемежку со снегом.


































     Но - когда проглядывает солнышко!..

















































     Черёмуха.
































     Шикарная спирея. С миллионом, наверное, своих цветов, с совсем ослепительной своей белизной в это время.
     "Ну, нельзя быть красивой такой". 






















































     Всё в этом мире так непредсказуемо.

     Новоуральск, Средний Урал, 15 июня 2018 года.

среда, 13 июня 2018 г.

Федеральный полигон РАО в Озёрске


      ЗАТО Озёрск скоро может стать вторым после ЗАТО Новоуральск местом в России, где будет сооружён пункт захоронения твёрдых радиоактивных отходов федерального значения. Загрузку нового пункта ПЗРО согласно представленным на днях для публичного обсуждения материалам планируется начать в 2022 году.








     На сайте Национального оператора по обращению с радиоактивными отходами (ФГУП "НО РАО") опубликованы Материалы обоснования лицензии на размещение и сооружение пункта приповерхностного захоронения твёрдых радиоактивных отходов 3 и 4 классов в городе Озёрске Челябинской области. Публикация МОЛов приурочена к предстоящим общественным слушаниям, которые намечено провести в Озёрске 12 июля.

     Озёрский ППЗРО, строительство которого начнётся в 2020 году, могучее первенца в 5 раз. Наш новоуральский федеральный полигон, рассчитан на захоронение 54 тысяч кубических метров РАО 3 и 4 классов радиационной опасности, озёрский - на захоронение 225 тысяч кубических метров отходов тех же классов  и в те же сроки (до 2036 года).

     Мне, как жителю территории, на которой уже эксплуатируется подобный могильник, любопытно было скорее взглянуть, что пишут в их МОЛах - в том месте, где говорится о том, от каких поставщиков будут хорониться отходы в недрах озёрской земли, и сравнить с тем, что написано в МОЛах своих.

     У озерчан:
     Основные источники РАО, принимаемых для захоронения
     РАО, образующиеся в рамках производственной деятельности ФГУП "ПО "Маяк" и деятельности по выводу из эксплуатации объектов ФГУП "ПО "Маяк".
     Дополнительные источники образования отходов, планируемых к захоронению
     РАО, образующиеся при реализации мероприятий, предусмотренных Федеральной целевой программой "Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2016-2020 годы и на период до 2030 года";
     РАО, образующиеся от деятельности других предприятий Уральского Федерального округа, при их соответствии критериям приемлемости для захоронения в ППЗРО.
     (Материалы обоснования лицензии на размещение и сооружение приповерхностного пункта захоронения  твёрдых радиоактивных отходов 3 и 4 классов, Челябинская область, Озёрский городской округ (включая материалы оценки воздействия на окружающую среду), том 1, стр. 22, 23.)

     У новоуральцев:
     Основные источники РАО, принимаемых для захоронения
     РАО, образующиеся в рамках производственной деятельности и деятельности по выводу из эксплуатации объектов АО "УЭХК".
     Дополнительные источники образования отходов, планируемых к захоронению
     Федеральные РАО, образующиеся при реализации мероприятий, предусмотренных Федеральной целевой программой "Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2016-2020 годы и на период до 2030 года";
     РАО, образующиеся от деятельности предприятий АО "ТВЭЛ" и других предприятий, при их соответствии критериям приемлемости для захоронения в ППЗРО.
     (Материалы обоснования лицензии на эксплуатацию первой очереди стационарного объекта, предназначенного для захоронения радиоактивных отходов - приповерхностного пункта захоронения твёрдых радиоактивных отходов, отделения "Новоуральское" филиала "Северский" (включая материалы оценки воздействия на окружающую среду), том 1, стр. 26.)
    
     Как видно, пункты МОЛов, в которых говорится о поставщиках, совпадают слово в слово. За исключением места, где составитель обоих наших МОЛов  (ФГУП "СНПО "Элерон" из Озёрска) из пункта о "дополнительных источниках образования отходов, планируемых к захоронению" в Озёрске, удалил первое слово из абзаца "Федеральные РАО, образующиеся при реализации мероприятий, предусмотренных Федеральной целевой программой "Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2016-2020 годы и на период до 2030 года". И правильно сделал. Потому что федеральные РАО, это те РАО, которые образовались в стране до принятия в 2011 году закона о захоронениях, в основном это отходы ядерного наследия СССР, и практика полутора лет работы новоуральского могильника очень хорошо показала, что таких отходов на захоронение в его мощностях не поступало вообще и поступление их до 2036 года не предвидится.
     В остальном всё так же: те же РАО, нарабатываемые градообразующим предприятия данного ЗАТО, отнесённые к "Основным источникам РАО, принимаемых для захоронения", в Озёрске это "Маяк", в Новоуральске - УЭХК; те же РАО, нарабатываемые всеми другими предприятиями ЯОК и ЯТЦ России, отнесённые к "Дополнительным источникам образования отходов, планируемых к захоронению".
     Но! Хотелось бы предостеречь общественность Озёрска перед слушаниями - только не следует даже и думать, что отнесение "своих" отходов к Основным означает, что эти отходы приоритетны и составят львиную долю всех принимаемых на захоронение РАО, на что, возможно, будут ориентировать ваше, общественности, особое внимание на слушаниях, и вам, конечно, очень будет хотеться в это верить. 
     Нет. На деле всё будет происходить как раз наоборот. Основными - преимущественно захораниваемыми в Новоуральском ППЗРО - при идентичности пунктов наших МОЛов становятся отходы "дополнительных источников", то есть отходы других поставщиков, и отнюдь даже не "максимально приближенных". Поначалу - да, с момента пуска  в декабре 2016-го и до сентября 2017-го отходы УЭХК оставались приоритетными и даже единственными отходами, которые были приняты нашим ППЗРО. А, например, уже сейчас ведутся крупные поставки отходов Атомфлота из Северодвинска (количество и качество их не разглашается). Из той информации, что на сегодня доступна, доля "своих" РАО (с УЭХК) на конец 2017 года составила 147 кубических метров из объёма в 287 кубических метров всего захороненных. Объект-то - ФЕ-ДЕ-РАЛЬ-НЫЙ! 
     И по началу - да, была даже открытость и гласность о поставщике, о количестве и качестве принятых от него отходов  - до тех пор, пока не двинули поставки с "дополнительных источников РАО", тогда информацию о захораниваемом вдруг быстро закрыли, национальный оператор стал ссылаться на существующий внутренний приказ "Росатома" о сведениях, не подлежащих раскрытию.

    И - ради Бога! - не слушайте разговоров, которые происходят на ваших круглых столах, о том, что "пункт финальной изоляции РАО в Новоуральске... успешно эксплуатируется и используется для нужд градообразующего предприятия - "Уральского электрохимического комбината" (http://pravdaurfo.ru/news/165635-no-rao-prezentoval-obshchestvennikam-ozerska-punkt). Это - враньё.

     Никого не пугаю, не "нагнетаю" - только предостерегаю.

суббота, 9 июня 2018 г.

РАО. Откуда вестимо




















     Несмотря на недавний, данный мне на основании внутренних росатомовских инструкций официальный отказ в праве получения информации о содержимом крупного экологически очень не безопасного объекта по захоронению радиоактивных отходов, размещённого на территории города, в котором я проживаю, вдруг узнаю, как спустя два месяца некоторые сведения о захораниваемой в его недра радиоактивной гадости становятся всё же достоянием гласности. Естественно, после отказа по соображениям секретности теперь уже к появлению таких сведений относишься как к чему-то, к чему недопустимо относиться всерьёз. Могу лишь, в связи, поздравить чиновничество "Росатома", оно сделало ещё один выдающийся шаг к тому, чтобы к его совместным с общественностью выходам на публику, народ относился исключительно как к номерам с участием клоунов.



































      Полученные в условиях частокола запретительных пунктов и от тех же лиц, которые на эти пункты инструкций ссылаются, эти сведения вызывают не столько настороженность и большие сомнения в их достоверности, сколько представляются после ознакомления с ними (разрозненными, противоречивыми и куцыми) смехотворными и частью совсем несуразными, чтобы можно было сложить из этих обрывков мало-мальски понятную картину того, что хоронят за железобетонным забором ещё вчера не так засекреченного объекта. "Лоскутный" информационный сервис, больше напоминающий ретрансляцию сплетен, который сегодня вынуждены практиковать в руководстве ФГУП "НО РАО" из-за дурацких приказов головы (предприятие "НО РАО" подчинено ГК "Росатом") - он, наряду с недоверием, порождает ещё только массу дополнительных вопросов.
     Напомню, согласно приказу по "Росатому" № 1/51-НПА от 04. 12. 2017 не подлежат раскрытию сведения: от каких конкретно поставщиков приняты, принимаются и будут приниматься на захоронение отходы, в каких объёмах по поставщикам (общем и по классам радиационной опасности), каких происхождения и собственности (удаляемые федеральные или вновь образованные отходы предприятий ЯОК и ЯТЦ). Собственно, по всем этим пунктам я и получил в марте месяце отказ. Казалось, какие ещё вопросы могут быть и какие ещё вообще ответы могут на них даваться?

     А тут вдруг тягостную, но устоявшуюся уже тишину вокруг непроницаемого объекта взрывает попавшийся мне 23 мая пространный материал о нашем могильнике. Тишь порушил, ответов не дал, но вопросов только наделал. Он вышел накануне, поздним вечером 22-го, в издании "Правда УрФО". Материал озаглавлен "Свердловская область расширяет захоронение радиоактивных отходов. В Новоуральск едут предприятия "Росатома" и Минобороны". В корреспонденции издания говорится о неких общественниках, которые изучали наш секретный объект. Откуда, с чего, в связи с чем, в какое время на наш могильник поналетели вдруг общественники и стали его изучать, "допрашивая" "директора новоуральского отделения филиала "Северский" ФГУП "НО РАО" Вячеслава Александрова" и "руководителя центра общественных и международных связей ФГУП "НО РАО" Никиту Медянцева" - в статье не сообщается. Подумалось грешным делом, не фейк ли уж это, откуда у корреспондента "Правды УрФО" информация об объёмах РАО, размещаемых в Нвоуральском ППЗРО, и о его поставщиках, когда вся она засекречена, и что поэтому оснований считать её достоверной нет. Но догадаться "с чего поналетели" можно было вполне - тому, кто в теме. Кроме упоминания ключевых имён, в статье делается упор на начало подготовки в Новоуральске площадки под строительство следующей очереди уже эксплуатирующегося Федерального полигона твёрдых радиоактивных отходов (очереди ППЗРО), "ёмкость объекта вырастет с 15 до 54,1 тысячи кубометров", - констатирует, в частности, издание. Ага, стало быть, Национальный оператор получил лицензию на сооружение карты №11, карты №12 и карты №13 второй очереди могильника. Этого ждали с прошлогодних февральских слушаний материалов обоснования лицензии на строительство этой очереди, это должно было случиться вот-вот, со дня на день, потому что сроки получения документа были уже на пределе, а по планам, записанным в материалах обоснования лицензии, строительство новых объёмов мощностей новоуральского могильника РАО должно было уже давным-давно начаться. Вот, видимо, и случилось - лицензия, наконец, на руках. 
     И незамедлительно в честь этого события захотелось праздника. Ударили закрытым пресс-туром на наш могильник - чтобы дать "все ответы". Закрытым - потому что никаких нигде сообщений о готовящемся публичном мероприятии порядком обычных СМИ не проходило, а отдельным порядком никого из не относящихся к общественности не информировали. 
     Наконец, через пару дней после выхода корреспонденции "Правды УрФО" вылезло: да, это был, действительно, пресс-тур, проводился он 22 мая. Новостное подтверждение тому спустя два дня, 25 мая, появилось на сайте НО РАО  в сообщении, озаглавленном "Журналисты, эксперты и представители общественности познакомились с работой пункта финальной изоляции РАО". 
     "Технический тур на первый объект финальной изоляции РАО состоялся в Новоуральске... Объект посетили эксперты портала фцп-ярб 2030.рф, представители местной власти, общественности, а также журналисты", - сообщалось на сайте НО РАО. Отмечено "большое значение проведения таких мероприятий", сам же пункт захоронения назван "открытым и понятным для общественности объектом", не оказывающим "негативного влияния на окружающую среду, напротив, увеличение его мощностей только улучшит радиационную обстановку на территории и общественную приемлемость". Все присутствующие "смогли получить ответы на все вопросы по размещению РАО", - особо подчёркивалось в сообщении.

     И вот я всё думаю, из представителей пришельцев каких миров, состоит эта понятливая общественность, регулярно заполняющая аудитории слушаний, круглых столов, туров, форумов и так далее? Почему, если можно получить все ответы на все задаваемые вопросы, участники тура не задают те вопросы, которые задаю я - на которые я не получаю ответы? 
  
     Теперь, после того, когда удалось разобраться, что в Новоуральске прошёл пресс-тур, можно включаться в навязанную НО РАО и Ко гражданам закрытого города игру -  браться за разбор и расшифровку информобрывков, которые попадаются в ответах понятливым участникам тура, и с учётом отобранного и уже имеющейся информации попробовать сложить на сколько возможно на сегодня достоверную картину эксплуатации мощностей карты № 10 действующей первой очереди первого и пока единственного в России пункта захоронения твёрдых радиоактивных отходов 3 и 4 классов радиационной опасности федерального значения. Другого выхода в попытке поиска нужной информации сегодня я не вижу. За основу беру данные корреспонденции  "Правды УрФО" - "с колёс"; корреспонденции других изданий, упомянувших об этом туре  - сайта НО РАО, новоуральской газеты "Нейва" - ничего того, что могло быть использовано для детализации фрагментов этой картины, дать, к сожалению, не могут.
     И что же теперь - на конец мая 2018 года - известно об объёмах РАО, принятых к захоронению Новоуральским федеральный пунктом ПЗРО, а что об этих объёмах неизвестно (согласно внутренним инструкциям "Росатома") - но что должно быть известно (согласно букве Основного закона страны).
     Известно теперь следующее. За весь 2017 год Новоуральский ППЗРО принял на захоронение 240 кубических метров РАО. Причём до конца сентября 2017 года объёмы захороненного оставались на уровне пусковых, то есть тех первых 47 кубических метров РАО 3 класса радиационной опасности, упакованных в 13 контейнерах, которые были приняты в первых числах декабря 2016 года от местного отходопроизводителя - УЭХК. Захоронение их, собственно, и положило практическое начало эксплуатации Новоуральского федерального полигона РАО. Десять месяцев объект не загружался ничем. В конце сентября (2017-го) объект стал принимать отходы с УЭХК, об этом тогда нас проинформировало красноярское интернет-издание "ДЕЛА.ру" в корреспонденции с сентябрьского 2017 года технического тура на объект). Ну, а сегодня стало известно, что "его доля превысила 100 кубометров" (доля УЭХК в общем объёме загрузки за 2017 год). Какие это отходы? Этой информации не дано. Но от себя могу пояснить: очевидно, это отходы  4 класса радиационной опасности, поскольку по официальной информации УЭХК, полученной ранее, все отходы 3 класса, которые были накоплены комбинатом с 15 июля 2011 года (не федеральной собственности), были приняты на захоронение в 2016 году (47 куб. м), а новых отходов 3 класса комбинат больше не образовывает, так как "в результате проведения комплекса работ и изменению порядка паспортизации ТРО в компании исключено образование твёрдых РАО 3 класса" ("Публичный годовой отчёт АО "УЭХК" за 2016 год").
     Итак, теперь известно, что весь объём захороненного к началу 2018 года составил 287 куб. м  РАО, из них 147 куб. м составили отходы УЭХК, из которых точно известно, что 47 куб. м - отходы 3 класса, 100 куб. м - отходы 4 класса. 
     А что с остальными? Кто поставщики остальных "наших" 140 куб. м отходов октября-ноября-декабря 2017-го? "Институт реакторных материалов" из Заречного, ФГУП "Радон", которые, как говорится в корреспонденции "Правда УрФО", "к пункту финальной изоляции проявили внимание"? "Проявили внимание" - это отдали на захоронение или только заявили о намерении захоронить? Или - Белоярская АЭС, так хорошо ложащаяся в критерий приемлемости - близость поставщика к ППЗРО, о поставке отходов с которой в тандеме с отходами нашего УЭХК так много трезвонило руководство НО РАО на февральских слушаниях в Новоуральске, а затем на майском форуме-диалоге в Екатеринбурге  в прошлом году? Или ещё кто - из 809 официально зарегистрированных в России мест размещения накопленных и накапливаемых РАО, возможных поставщиков федерального объекта? Никакой ясности по объектам поставок здесь нет. И в каких долях объёмов и классов радиационной опасности отдельно по поставщикам это всё безымянно захороненное? - ответ на этот вопрос также остаётся тайною.
     По объёмам захоронений за истёкшие почти 5 месяцев 2018 года информация участников тура не интересовала совсем ("получены ответы на все вопросы"), так что и эта информация осталась тайною.  Но отходы предприятие в этот период принимать на захоронение не прекращало и всего себя посвятило работе с единственным, но очень крупным поставщиком, в результате которой уже в этом, 2018 году, Новоуральску удалось принять к захоронению первую партию РАО из Северодвинска от АО "ЦС "Звёздочка", судоремонтного предприятия, специализирующегося на обслуживании и утилизации судов Атомфлота. В Северодвинске ситуация с объёмами накопленных отходов давно признана критической, хотя часть отходов они уже кондиционировали и хранят теперь упакованными в контейнеры НЗК-150; наконец, появилась возможность куда-то их девать. Но если объёмы захоронений отходов первой партии из Северодвинска в нашем ППЗРО сделали для горожан тайной, то из класса этих отходов тайну вряд ли уже сделаешь, названный поставщик  образует радиоактивные отходы от деятельности отслуживших своё ядерных реакторов ледоколов, подлодок, крейсеров, эсминцев и прочих судов и кораблей с ЯЭУ атомного флота России. А "облучёнка" - из низкоактивных это 3 класс радиоактивной опасности (периодом полураспада в 31 год обладает радиоактиный цезий - цезий-137). Если ошибаюсь - пусть меня специалисты поправят.
     Из перспектив на этот год: приняты заявки на захоронение РАО от УЭХК, от ФГУП "РосРАО", ФГУП "Радон".
     Участникам тура напомнили, что заполнение мощностей карты № 10 первой очереди завершится к 2020 году. А это 15 тысяч кубических метров, такова вместимость эксплуатируемой карты. Очевидно, заполнение решено производить ударными форсированными темпами, по документам проектная мощность объекта составляет всего 4, 5 тысяч куб. м в год, обычными темпами не успеть. На проектную мощность объект планировалось вывести ещё в 2016 году. Но, как видно теперь, из той информации, что стала доступна сегодня, 2016 и 2017 годы практически потеряны, за два года загружены лишь 0,287 тысяч куб. м против 9 тысяч по планам. Но уверенность, что задание будет выполнено в срок, несмотря на большой временной дефицит, видимо, у национального оператора есть. Очевидно, в свете того, что Новоуральск вышел на таких "безразмерных" по возможностям поставщиков, как северодвинская "Звёздочка" и ФГУП "Радон".

     А ведь год всего тому назад, 23 мая, на всероссийском общественном экологическом Форуме-диалоге в Екатеринбурге общественность топала ногами и обзывала всякими дрянными словами тех, кто выражал своё категорическое несогласие по поводу того, что в Новоуральск с его абсолютно непригодными геологическими условиями для объектов подобного назначения повезут отходы со всей страны. Форумчане должны помнить, как эксперт секции от атомной отрасли из Новоуральска, главный инспектор по контролю ядерной безопасности УЭХК,  Александр Константинов, называл такую точку зрения возмутительной, абсолютно надуманной, безответственной и провокационной, призванной дестабилизировать социально-политическую ситуацию в городе Новоуральске и насеять среди его жителей страху и чувств недоверия к "Росатому". оворить такое интересно агрессивным зелёнымпаразитирующих на теме экологии", - сокрушался эксперт и во всеуслышание с трибуны всероссийского форума выразил компетентное мнение, что о захоронении в Новоуральском ППЗРО отходов предприятий, расположенных дальше, чем Белоярка, а тем более - пределов Свердловской области речи не идёт, такое даже не обсуждается и никогда обсуждаться не будет, потому что это безумие - тащить радиоактивные отходы через территорию всей страны. 
     Но вот тащат. Вовсю. Не считаясь с компетенциями экспертов. Но согласно "безумным" МОЛам и полученным лицензиям ("... в соответствии с Федеральным законом от 11.07.2011 № 190-ФЗ "Об обращении с радиоактивными отходами и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", пункты захоронения радиоактивных отходов являются объектами использования атомной энергии федерального значения. Это означает, что при условии соответствия радиоактивных отходов критериям приемлемости для захоронения, определённых для конкретного ПЗРО, они должны быть приняты к захоронению независимо от места их образования на территории РФ.
Кроме того, ФГУП "НО РАО", являясь субъектом естественных монополий, в соответствии с законодательством РФ, обязано обеспечить недискриминационный доступ к услугам по захоронению радиоактивных отходов."). Что вызывает, лично у меня, очень большую тревогу: теперь и своим - "родным", комбинатовским, даже вновь образуемым  - отходам места в мощностях этой первой очереди не хватит. Часть, скорее всего бОльшая их часть, так и останется в обозримой перспективе действия ФЦП ЯРБ-2 (2030 год) лежать в ожидании предания земле в "катаверной" - выделенном для ожидания захоронения образуемых  с 2011 года отходов помещении здания 395 производственной площадки УЭХК. Пока, за полтора года, комбинату удалось разместить в могильнике - который и строился-то самим комбинатом на своей производственной площадке и исключительно для текущих своих собственных нужд - всего лишь свою меньше чем полугодовую "норму" выработки отходов. Сможет ли мировой флагман центрифужного разделения изотопов урана не дать в обиду свои кровные образуемые крохи отходов и освободить площади здания 395 за оставшиеся полтора года? За шесть лет в здании скопилось не менее 2 207 куб. м РАО. (Я уж промолчу о 65, 5 тысяч куб. м отходов "томящегося" хранения - ядерного "наследия" СССР, прикопанного рядом.)
     Накопленное по годам в кубометрах (данные из публичных годовых отчётов УЭХК): 2011 - 427, 2012 - 477, 2013 - 355, 2014 - 295, 2015 - 341, 2016 - 312, данные за 2017 год пока не опубликованы. 
     Тащат вовсю. Не только экспертному мнению вопреки. Но и несмотря на совершенно категоричные заверения общественности, данные чуть раньше - на новоуральских общественных слушаниях февраля 2017 года, а затем растиражированные городскими СМИ - о том, что она, общественность города Новоуральска, добилась принятия условий приоритетной приёмки отходов комбината, заставив ГК "Росатом" и АО "ТВЭЛ" солидаризоваться с ней и, разработав дорожную карту, подписать межкорпоративный протокол о намерениях, в соответствии с которым до 2036 года ежегодная доля принимаемых от АО "УЭХК" объёмов отходов должна составлять не менее 70 процентов от объёмов всех принимаемых ПЗРО. 
     Хоть кто-нибудь на туре 2018-го  вспомнил о протоколе, о дорожной карте? Героическая общественность, ау!












     С 2020 года, когда будут введены в строй действующих мощности карты № 11, первой из трёх карт 2 очереди, места отходам с новоуральского УЭХК в новоуральском ППЗРО не будет уже совсем. Таковы грядущие реалии. Объект в полной мере обретёт статус федерального значения. Содержимое карт 2-й очереди решено ограничить отходами с периодом полураспада, не превышающим 31 год. То есть с 2020 года УЭХК будет выключен из списков поставщиков. Предприятие по разделению изотопов урана методом, не предусматривающим  использование ядерной цепной реакции, не может образовывать  отходов с такой короткой живучестью радионуклидов и не образовывало их никогда с самого своего основания. Такое исключено. УЭХК занят другим - первичным видом разделения. Всё, что может выдать комбинат, так это отходы с живучестью радионуклидов не менее 245 тысяч лет (U 234). 
     Хотя эксперты и это могут интерпретировать как-то по-своему, например, обвинив корреспондента "Правды УрФО" в искажении предоставленной информации.
      "В Новоуральске ГК "Росатом" начата подготовка площадки под строительство второй очереди пункта финальной изоляции радиоактивных отходов 3 и 4 классов опасности - период полураспада до 31 года."
     Что касается "подготовки площадки под строительство второй очереди", здесь шансов для интерпретации у экспертов нет. Побывал я на объекте. Строители, действительно, начали, лицензию на сооружение 2-й очереди национальный оператор получил. Увы. Несмотря на письменный протест со всеми техническими выкладками к.ф.-м.н. из Москвы Бориса Серебрякова, переданный в пакете с другими материалами общественных слушаний в соответствующие надзорные органы, о совершенной недопустимости строительства сооружений для захоронения РАО в трещиноватых скальных грунтах. 
     Подготовка площадки идёт полным ходом. Снаружи объекта, в санитарно-защитной зоне, вплотную к бетонному ограждению объекта  работает техника, экскаваторы, самосвалы, раздвигаются горы, обнажаются трещиноватости скальных пород. Много всякого начальства, рабочих. Отсыпается щебень, кладутся бетонные плиты, устанавливаются массивные железобетонные столбы. Готовятся подъездные пути, планируются площадки, где будут стоять, как мне пояснили на месте рабочие, вагончики, техника, храниться инструменты и стройматериалы, сам забор ППЗРО перемещаться на новое постоянное место не должен, разобран только будет на время производства работ, новые карты сооружаются без выхода за существующие границы объекта. 























































































































     Пообщался немного, очевидно, с производителем работ. Действительно, "Работы ведёт компания "Элерон", выигравшая конкурс по выбору генподрядчика строительства объекта". Узнал, что в Новоуральске, оказывается, тоже есть, как во многих других ЗАТО, СНПО "Элерон". "Вообще, - сообщил мне собеседник, - наша организация московская, но мы - местные. Все эти "Элероны" есть в Озёрске, Железногорске, в других городах "Росатома".  
     Кстати, "Элерон", который из Озёрска, проектировал карты 2-й очереди. Теперь этот же "Элерон", но только уже наш, их строит. Ну, а голова - Москва, видимо, будет принимать объект. А вообще крупнейшее в стране научно-исследовательское, проектно-конструкторское и монтажно-наладочное предприятие Федеральное государственное унитарное предприятие "Специальное научно-производственное объединение "Элерон" (ФГУП "СНПО "Элерон") - структура Росатома. Структура сверх серьёзная, как и сам Росатом - наделённая даже титулом "участника Центра наноматериалов и нанотехнологий Росатома". За право строить объект участвовал в конкурсе и "Корвет", строительная новоуральская компания, которая сооружала карту № 10 эксплуатируемой сегодня первой очереди. Но - видать, не судьба. Видимо, строить за 1,2 млрд. рублей - себе в убыток, и только государственной компании - из средств налогоплательщика - такое по карману. Любопытно, что участникам февральских слушаний 2017-го цифру стоимости, в которую обойдётся строительство объекта, называли бОльшую - 1,3 млрд. рублей. Но... ценник на горючее - какой тогда, какой сейчас. 
     Глянешь теперь на эти два наглядных пособия, да и вообще на всю чудесную картину, написанную жизнью о захоронениях радиоактивных отходов в ЗАТО Новоуральск, сопоставишь - и должен уже начать задумываться, что дважды два совсем, может быть, и не четыре. 







































     Чтобы покончить с сомнениями как насчёт своих качеств умственных способностей, так и насчёт качеств умственных способностей других, вижу один только сегодня выход - в неотложном порядке начать требовать, не знаю, ежемесячной ли, ежеквартальной ли, ежегодной ли возможности ознакомления любого желающего с данными записей журналов учёта - полагаю, такие журналы ведутся на объекте захоронений РАО и такие страницы есть - где указаны даты поставок РАО на объект, откуда прибыли, удаляемые или вновь образованные, в каких объёмах, каких классов радиационной опасности. Возникают препятствия - убирать их. Исчезнут сомнения - начнёт появляться основа для доверия.




















      P.S. Препятствий возникнет очень много. В них - уклад жизни всей сегодняшней чекистской России. Они скрепляют эту страну.