Google+ Badge

суббота, 29 октября 2016 г.

Разговор на пороге могильника

   
      В закрытом присутствии "Росатома" снова актуальна тема угрозы захоронений ядерных отходов. Возникшая в результате активности Свердловского губернатора Куйвашева и новоуральского мэра Машкова кремниевая угроза, будоражащая Новоуральск весь октябрь, сегодня отодвинулась на второй план.



  
     Торжественной приёмкой первой партии радиоактивного мусора Уральского электрохимического комбината уже совсем скоро будет положено начало эксплуатации в Новоуральске первой очереди ядерного могильника. Хотя, очевидно, не всё пока идёт так, как планируют устроители: в намеченную ранее дату -11 октября - сдачи в работу могильных мощностей не состоялось.
     Новая дата начала эксплуатации первого в стране пункта приповерхностного захоронения твёрдых радиоактивных отходов (ППЗРО) пока не называется, но - как лично заверил меня руководитель проектов Центра по связям с общественностью ФГУП "НО РАО" Олег Кондраненков - эпохальное событие состоится не позднее чем через месяц. Об этом он сообщил мне на одном из последних мероприятий по подготовке общественного мнения, предваряющих запуск могильника, которое 20 октября прошло в киноцентре "Нейва". Воспользовавшись отсрочкой, устроители показали фильм о счастливом экобудущем новоуральцев. Кондраненков проводил презентацию этого фильма. В приглашении на бесплатный просмотр с последующим обсуждением, полученном мною по линии приёмной Общественного совета "Росатома" (спасибо новому главе приёмной Новоуральска Ольге Никитиной) , о фильме было сказано: "... в рамках работы по информированию представителей общественности и жителей Свердловской области об отечественном и зарубежном опыте экологически ответственного обращения с радиоактивными отходами, ФГУП "НО РАО" проводит показ научно-популярного фильма о международном опыте обращения с РАО "Убежище для атома 2".
     Да, получасовой фильм, как рекламный, может быть, красивый. Да, ребят, студентов новоуральского технического колледжа, этот фильм, может быть, настроил на позитив и, возможно, даже вызвал гордость за свою страну: как это здорово, иметь в России такой суперцивильный полигон по утилизации радиоактивной гадости. Смотри-кось, мол, и у нас не хуже, чем у заклятых и проклятых: тоже нехилые траты на экологию, нисколько не меньшие, сравнимые с их колоссальными финансовыми вложениями и масштабным приложением новейших технических и научно-исследовательских ресурсов. Здание колледжа почти вплотную примыкает к киноцентру "Нейва", а сами студенты (ради мероприятия их отпустили с пар) в зале киноцентра образовали аудиторию в половину всех присутствующих, заняв целый ряд кресел зала. У остальных (всего на просмотр фильма пришли человек 50) даже у сторонников (по положению), каких-то особых добрых чувств перспектива "экологически ответственного обращения с радиоактивными отходами", похоже, не вызвала. Это очень чувствовалось по атмосфере после просмотра. Не хочет общественность присутствия здесь кладбища РАО. Никто не хочет! Даже системная не хочет. Вслух - хочет, а про себя - не хочет. Несмотря на стопроцентные гарантии безвредности захоронений для сегодняшнего и всех будущих поколений жителей планеты, раздаваемые экологами "Росатома" обитателям присутствия. 
     Продолжаю категорически не хотеть и я: не хотеть не наличия самих радиоактивных отходов - куда от них денешься, если в городе 66 лет подряд выдаёт на-гора фабрика по разделению радиоактивных изотопов, - а того, как собираются с ними обойтись. Чего бы вдруг хотеть, если из просмотренного очень пропагандистского ролика я ничегошеньки для себя нового не почерпнул, ни на один вопрос из ряда тех, что скопились и занимают меня с момента первых знакомств с планами по размещению в моём городе РАО-могильника, ответов не получил, а те, которые получил, не отношу к экологически ответственным.
     Сейчас, когда мы, очевидно, подошли совсем вплотную к дате запуска в Новоуральске первой очереди первых в России узаконенных радиоактивных захоронений, которая постоянно откладывалась (лицензия Ростехнадзора на эксплуатацию получена ещё в начале декабря 2015 года), ситуация с причинами "не хотеть" выглядит так. Постараюсь, кратко и в меру своей информированности, разложив всё по полочкам, своё "не хочу" обосновать.









     О едином государственном предприятии "Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами" (НО РАО), созданного по распоряжению правительства в 2012 году, я узнал в лето 2014 года, когда с интервалом в восемь дней в Новоуральске прошли сначала Круглый стол, а затем общественные слушания по материалам обоснования лицензии на эксплуатацию на территории Новоуральска первой очереди ППЗРО. Представители НО РАО свою организацию, специально созданную под закон №190-ФЗ от 11.07.2011 "Об обращении с радиоактивными отходами и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" и подчинённую "Росатому",  позиционировали нам как государственное административно-независимое промышленно-экологическое предприятие, ключевая задача которого - окончательная изоляция РАО, "зарыли - и забыли". (Отсюда сегодня нередко можно слышать, как служащие нацоператора называют себя экологами. День эколога - 5 июня - это их праздник.) Особо при этом подчёркивалось, что "решением правительства НО РАО определён единственной организацией в стране, уполномоченной вести деятельность по окончательной изоляции РАО". Обосновывая необходимость строительства сети пунктов захоронения в стране, НО РАО  проинформировал, что объёмы накопленных на территории России РАО со времён реализации советских ядерных программ составляют почти полмиллиарда кубометров (по массе - 1,1 млн. тонн). Всё это богатство пребывает в режиме долговременного хранения. Это создаёт очень серьёзную угрозу экологии. "Нельзя более откладывать решение этой экологической проблемы на потом и возлагать эту нагрузку на будущие поколения", - делали вывод специалисты НО РАО. 
     Всё накопленное размещено сегодня в 1284 пунктах хранения в разбросанных по всей территории страны объектах ядерного топливного цикла. НО РАО ставит перед собой задачу упаковать содержимое этих временных пунктов в пункты окончательной изоляции. НО РАО выбрал для этих целей 30 перспективных площадок в 18 регионах территории страны. Из 30 выбранных площадок сегодня рассматриваются 10 первоочередных, на которых уже сосредоточен большой объём РАО. В десятку входит и Новоуральск. Его площадка единственная в стране, где уже построен пункт захоронения РАО. Из-за того, видимо, и приглянулись. Пункт строился УЭХК для собственных нужд.  
      Из этих общих 500 млн. кубов отходов 97 млн. кубов  - твёрдые радиоактивные отходы (ТРО). Остальные - жидкие (ЖРО). Напомню, ТРО - это те отходы, которые могут размещаться в нашем ППЗРО. Не любые, конечно, из них, а только те, которые отнесены к 3 или 4 классу опасности, новоуральский пункт предусматривает захоронения отходов только 3 и 4 классов радиационной опасности - среднеактивных и низкоактивных ТРО соответственно. Каков объём отходов этих "наших" классов либо любых других классов в 97 млн. кубов ТРО - неизвестно, таких данных нацоператор не даёт. Всего, согласно принятой в РФ классификации, классов радиационной опасности 6, отходы 1 класса - самые опасные (высокоактивные); отходы 6 класса - менее всего опасные, к ним относят РАО, образующиеся при добыче и переработке урановых руд. К этому следует также добавить, что в "наш", готовый к приёмке могильник отходов 3 и 4 классов опасности, могут попадать отходы 2-го, высокоактивного класса опасности. В феврале 2015 года в Постановление правительства РФ были внесены изменения, в результате которых часть РАО были переведены из 2 класса в 3. Очевидно, решили сэкономить средства отходопроизводителя, тарифы на захоронение отходов 2 класса в четыре с лишком раза выше, чем отходов 3 класса. Нацоператор осуществляет свою деятельность на возмездной основе. Тариф  на захоронение 1 куб.м РАО в рублях (2016 г., без НДС): класс 2 - 566954,39; класс 3 - 132681,13; класс 4 - 37520,42. 
     Естественно, когда людям говорят: объёмы радиоактивных отходов 1284 пунктов надо вместить в 30, а в этой тридцатке ваш город, у людей мгновенно возникает закономерная протестная реакция: мол, вы что, своей нам гадости мало? - и отторжение: чтоб никаких отходов со стороны! Именно в таком ключе и шло обсуждение будущего новоуральского ППЗРО на общественных слушаниях. Новоуральцев поначалу было успокаивали: да что вы, никто не собирается ничего к вам сюда везти, ввоз и захоронение на территории России РАО... иностранных государств имеют прямой запрет, установленный законом. Как бы - про Фому и про Ерёму разговор. А потом, устав юлить, аудитории начали объяснять, что нельзя быть такими эгоистами. В конце концов, нашли как разрядить ситуацию, сообщив залу, что на данных слушаниях слушаются материалы по эксплуатации только первой очереди ППЗРО, а она уже построена и рассчитана на захоронение РАО, полученных в результате деятельности только УЭХК; материалы обоснования лицензий следующих очередей на этих слушаниях не обсуждаются. 
     Напористость противников приёмки сторонних отходов неожиданно дала позитивные результаты. Спустя месяц по итогам слушаний было выпущено Заключение за подписью главы администрации НГО Валерия Попова. В нём было особо отмечено, что эксплуатацию первой очереди ППЗРО считать возможной при условии его предназначения для захоронения радиоактивных отходов только от ОАО "УЭХК", а сооружение второй и третьей очередей ППЗРО необходимо приостановить. Правда, документ ни к чему этот не обязывал. Опасения грядущей возможной перспективы захоронений отходов со стороны с тех пор всё равно ни у кого не исчезают. Не верят новоуральцы, что наш могильник будет принимать только внутренние РАО. На кой ляд тогда было определять 30 перспективных пунктов захоронений вместо 1284? 
Круглый стол по материалам обоснования лицензии на эксплуатацию первой очереди новоуральского ППЗРО. ДК УЭХК. 10 июля 2014г.























Общественные слушания материалов обоснования лицензии на эксплуатацию первой очереди новоуральского ППЗРО. ДК УЭХК. 18 июля 2014 г.





























     Прошло время. Сегодня опять насущны разговоры о захоронениях чужих отходов. Тревоги оппонентов размещения в Новоуральске могильника два года спустя полностью оправдались. В июне 2016 г. в Санкт-Петербурге под патронажем Росатома прошёл 7-й Всероссийский семинар-совещание по проблемам обращения с РАО. Говорили о втором этапе Федеральной целевой программы по ядерному наследию, мероприятия которой запланированы к реализации в 2016-2030 гг. Согласно программе создание комплекса ППЗРО для 3 и 4 классов завершится к 2021 году, в проектную документацию ППЗРО Новоуральска и ПО "Маяк" Озёрска будут внесены изменения с тем, чтобы в них принимались не только их собственные отходы - это объекты федерального значения, и туда будут свозиться РАО с различных мест. В начале октября глава новоуральского ППЗРО Вячеслав Александров, давая интервью "Областной газете", проинформировал о планах приёмки РАО новоуральским могильником: "Сейчас по нашей лицензии мы можем принимать РАО только от УЭХК. Но мы ведём работу над тем, чтобы нам разрешили размещать отходы и с других предприятий (в первую очередь от концерна "Росэнергоатом"). В Свердловской области есть Белоярская атомная станция, на ней тоже образуются радиоактивные отходы 3-го и 4-го классов..."
     В самом Новоуральске (на территории УЭХК) ситуация со своими накопленными за все годы деятельности производства разделения изотопов урана отходами такова. Её разъяснил мне в своём письме от 26.02.2016 заместитель генерального директора по техническому обеспечению и качеству УЭХК Евгений Лобов. Все ТРО делятся на две части. Есть ТРО, наработанные до 2011 г. (до введения в действие Федерального закона №190-ФЗ), а есть ТРО, наработанные после и которые будут наработаны в будущем, эти отходы (образованные после 15 июля 2011г.) после кондиционирования будут передаваться НО РАО для захоронения.


















     По прогнозам на 2025 г., объём вновь образованных ТРО от деятельности УЭХК составит 40 тысяч кубов. Если учесть, что вместимость запускаемой первой очереди ППЗРО составляет 10 тысяч кубов, а находящиеся пока в проектной стадии вторая и третья  очереди по первоначальным оценкам смогут принять только по 5 тысяч кубов каждая, места явно не хватит. Правда, по последней информации, озвученной, в том числе, при просмотре фильма, комбинат обещает выдавать ТРО не более 300 кубов в год. Хорошо, а что с отходами, накопленными до 15 июля 20011 г.? 
     ТРО, наработанные до 2011 г. - объём этой части составляет 65,5 тысяч куб.м - находятся в федеральной собственности. Эксплуатация пунктов хранения указанных ТРО, в настоящее время осуществляется силами УЭХК. В соответствии с Федеральным законом 190-ФЗ ТРО, наработанные комбинатом до 2011 г., могут быть отнесены либо к удаляемым радиоактивным отходам, то есть извлечены, кондиционированы и переданы на захоронение в ППЗРО, либо к особым радиоактивным отходам, то есть захороненными в месте их нахождения. Решение об отнесении ТРО, наработанных комбинатом до 2011 г., к удаляемым или особым радиоактивным отходам будет принято правительством РФ в зависимости от рисков, связанных с радиационным воздействием, а также затрат, связанных с извлечением таких радиоактивных отходов, последующим обращением с ними, в том числе, захоронением, по сравнению с рисками и затратами, связанными с захоронением таких радиоактивных отходов в месте их нахождения. 
     По-моему, признавать "захороненными в местах нахождения", совсем никуда не годно, безответственнее , чем упаковывать в ППЗРО, возможно, даже преступно. Хотя и законно. Но разве новейшая история нашей страны не знает преступных законов? 
     Насколько мне известно, в руководстве комбината настаивают на том, чтобы ТРО, наработанные до 1985 г., признать особыми радиоактивными отходами.
     Сами специалисты НО РАО не раз акцентировали внимание на том, что до распада СССР обращение с отходами, как комплексная проблема на фоне имевшихся научно-практических вопросов в области ядерного вооружения, энергетики, не рассматривалась. Очевидно, не до того было во время тотальной гонки ядерных вооружений, когда любой завтрашний день мог закончиться для обитателей планеты апокалипсисом. Основной практикой обращения с РАО на предприятиях ядерного цикла было принятие спецрешений на местах. Проще говоря, расчищалась площадка при цехах и там складировались отходы. По заполнении, всё консервировалось - засыпалось землёй, расчищалась новая площадка. Как правило, эти площадки назывались могильниками. Ни о каких предварительных геологических изысканиях для обоснования размещения могильников не было и речи. Не было и никакого разделения РАО на классы радиоактивной опасности. Например, в 1970-1990 гг. на комбинате работали по теме с оружейным плутонием 239 (участок 206 цеха 20, 6-я промплощадка УЭХК), выдавая, надо думать, не только 3-го класса отходы. Из-за обстоятельств высокой радиационной опасности были даже разговоры о переносе всех производственных площадей УЭХК в чисто поле далеко за город, в район заброшенной деревни Воробьи. Но что-то пошло не так, тему свернули. Предприятие оставили в черте города. Где те отходы, накопленные за четверть века работы по проекту 206-го участка, в какое хранилище новоуральского могильника определены? Вопрос не праздный, и он конкретно ставился перед соответствующими должностными лицами через обращение в приёмную Общественного совета Росатома. Но ответ... Бывает, такие присылают ответы. Гостайна?

 Необходимо также сказать, что до 1988 года комбинат работал как с 3-х процентным по 235 изотопу ураном для атомных станций, так и с оружейным - 90-96 процентным. 
     У каждого предприятия ядерного цикла своя история образования и функционирования ядерных могильников. Тот общий могильник - площадка, состоящая из десятка  отдельных хранилищ ТРО, их здесь называют картами, огороженная сплошным двухметровым бетонным забором и находящаяся в сотне метрах от белореченской КПП внутри охраняемого периметра Новоуральска, на территории которой одна из карт, карта №10, наше запускаемое в работу ППЗРО, - эксплуатируется с 1964 года. Это - к слову по поводу геологических изысканий. В настоящее время все карты могильника законсервированы, загрузка последней карты (№9) прекращена в начале 2015 года. Отходы, образуемые в процессе деятельности УЭХК после этого времени, размещаются в ожидании запуска ППЗРО во временном хранилище в здании 395 комбината.
     В период с 1951 по 1964 гг. ТРО комбината размещались в пункте хранения "Могильник №1", который расположен в центральной части промплощадки №4 УЭХК. "Могильник №1" представляет собой заглублённое бетонное сооружение в виде цилиндра. Могильник законсервирован - бетонный цилиндр с отходами накрыт бетонной плитой с рулонной изоляцией и засыпан грунтом. Также в период с 1963 по 1968 гг. ТРО комбината размещались в пункте хранения "Шламовое поле", пункт расположен на территории промплощадки №4 УЭХК. "Шламовое поле" представляет собой котлован в виде усечённой перевёрнутой пирамиды. Этот пункт также законсервирован.
     Ситуация тщетности поиска ответов на вопросы проблемой неясности по отходам 206 участка не исчерпывается. Два года не могу добиться ответа на совершенно конкретный и незатейливый вопрос: чем мотивировано утверждение специалистов НО РАО о том, что размещённые в новоуральском ППЗРО радиоактивные отходы предприятия по разделению изотопов урана, каковым является УЭХК, через несколько сотен лет перестанут представлять опасность? Не могу получить ответа. По "Могильнику №1" получил, по "Шламовому полю" получил. По этому - единственному - ответ пока никто дать не может. Даже отписки. Это утверждение, как фоном, проходит в каждом материале по продвижению нашего "волшебного" могильника. Кино "Убежище для атома 2" исключением не стало. "Пункт финальной изоляции... рассчитан на сотни лет. За это время отходы средней и низкой активности станут безопасными", - утверждающе долдонит голос за кадром. После просмотра подошёл к ведущему и, нервно выражая своё недоумение сроками потери активности, высказал пожелание: 
     - УЭХК - предприятие, работающее с изотопами урана - 234, 235, 236, 238; загрязнение радиоактивностью отходов происходит, как нетрудно понять, от взаимодействия с ними. Самые короткоживущие изотопы - изотопы урана 234, их период полураспада 245 тысяч лет; вечность, даже по сравнению с возрастом человеческой цивилизации. У вас ведь не "сотни тысяч лет", правда? а "сотни лет". Тем более, в начале фильма. Зарубка. Дальнейшее уже воспринимаешь с недоверием. Лучше бы убрать этот пассаж. 
     Не знаю какие выводы сделал руководитель Центра по связям с общественностью. Но - выслушал. И сделал вдруг предложение поучаствовать в пресс-туре на могильник, который НО РАО организует в день его торжественного открытия.
     - Я был бы готов поучаствовать, но вы же фотографировать не дадите, - ответил я.
     - Дадим! Пожалуйста. Прямо внутри периметра. На здоровье! Сколько угодно! Без аккредитации! Только зарегистрируйтесь в приёмной.
     Я зарегистрировался. 
     Выводы по всему вышесказанному - потом. После пресс-тура.

     "Если только можно, Авва Отче, чашу эту мимо пронеси."

  

2 комментария:

  1. Спасибо, Витя! За твое неравнодушие!. И тот факт, что таки есть дискуссия и ты будешь "в туре" - он очень оптимистичный. Сама я считаю, что Новоуральск и его площадки - совершенно неподходящее место. Распространятся не буду особо, но хорошие места для могильников - бывшие соляные копи, гранитные грунты...Ничего такого не наблюдается.

    Вспомнила свое "не хочу" против никель - кадмиевых аккумуляторов. Помню дискуссию в 46 цехе, с главным инженером во главе. Седеньких тетенек, которые били себя в грудь и говорили, как им хорошо с никелем. Про кумулятивный эффект такое было возражение - что и сахар тоже вреден. Короче, шуму было много, а где теперь эти аккумуляторы? Покупает их кто?

    А еще потом, много лет спустя, помню Наливайко, объясняющего некие превышения "природным содержанием урана". И ведь попер парень в гору!

    Так что удачи тебе, Витя! Будем следить за развитием.

    ОтветитьУдалить