Google+ Badge

воскресенье, 15 декабря 2013 г.

Дата


 



      Отмечаю  дату.  Год  назад   под  победное  улюлюканье  профсоюзов  и  шаблонные  речеиспускания  проклятий  заглавных  административных  вышибал  нашу  честную  компанию  говорящих  диссидентов  с  треском  с  работы  повышибли  -  другим  чтоб  неповадно  было.   Других,  всех  остальных  -  которым,  действительно,  наверное,  сделалось  неповадно  -  трогать  тогда  до  поры  не  стали.  Все  остальные  -  в  точности  такие  же,  нисколько  не  меньшие  диссиденты,  разве  публично  о  себе  не  распространяющиеся,  латентные,  так  сказать,  потому  как  иных  кадров,  кроме  собственно  диссидентских,  в  том  месте,  откуда  нас  поперли,  на  тот  момент,  должен  сказать,  вовсе  не  было,  и,  насколько  я  информирован,  масс-спектрометрическая  лаборатория  контроля  качества  обогащенного  урана  Центральной  заводской  лаборатории  УЭХК   -  то  место,  откуда  нас  поперли  -  лояльными  кадрами  к  проводимой  московскими  хозяевами  УЭХК  политике  "модернизации",  "инноваций"  и  "развития"  не  укомплектована  и  доселе.  Не  растут,  не  зачинаются  они  в  той  среде,  где  люди  хоть  самую  малость  склонны  к  осмысленному  труду  и  к  работе  на  результат  и  хоть  даже  чуточку  способны  думать  о  будущем.  Честно  говоря,  мне  и  во  всем  УЭХК  такие  места  были  неведомы  -  в  которых  можно  было  бы  найти  людей,  искренне  поддерживающих  идеологические  установки  центра.  Далеко  не  всякий  работник  хватается  за  дело,  когда  его  начальник  заставляет  уничтожать  то,  что  он,  как  специалист,  наработал  на  своем  рабочем  месте:  опыт,  интеллектуальный  потенциал,  профессиональное  мастерство.  И  начальник  это  жуткое  нежелание  подчиненного  исполнять  его  бредовые  указания  видит  и  закрывает  на  это  глаза,  потому  что  и  сам  знает,  что  его  указания  бредовые.  А  тот,  который  заставляет  этого начальника,  тоже  знает,  что  они  бредовые,  а  который  еще  выше,  знает  и  видит  тоже  и  т.д.  до  самого  верху.  И  все  тихонько,  как  бы  незаметно  друг  для  друга,  закрывают  глаза.  При  том  каждый  на  своей  ступенечке  иерархической  производственной  лесенки  с  самого  верху  донизу,  насколько  это  только  возможно  в  его  положении,  добросовестно  симулирует  исполнение  бредовых  указаний,  причиняя  таким  образом  общему  делу  предприятия  возможно  минимальный  ущерб.  Это  -  некое  такое  внутреннее  сопротивление  злу,  такой  негласный  коллективный  протест  крепких  ответственных  спецов,  за  который,  как  нетрудно  понять,  наград  не  дают.  И  вместе  с  немалой  долей  мужества,  чтобы  отстоять  свое  профессиональное  достоинство,  здесь  надо  иметь  еще  и  талант  -  хоть  и  через  пень-колоду,  а  ведь  изуродованные  до  крайности  бригадой  ангарских  варягов  подразделения  УЭХК,  гляньте-ка,  всем  "инновациям"  вопреки  до  сих  пор  продолжают  работать!
      А  московские  давят.  И  убийственные  директивы  все  валятся  и  валятся  нескончаемым  потоком  на  головы  и  на  руки  работающих.  Следовательно,  есть  в  комбинате  и  какие-то  совершенно  иного  пошиба  работники  (продувными  холуями  таких  в народе  зовут),  такие,  которые  их  сочиняют  и  распространяют,  а  еще  ходят  слухи,  что  якобы  даже  есть  и  такие  из  них,  которые  искренне  верят  -  иезуитски,  конечно,  звучит  -  в  грядущий  успех  предприятия  московских  затейников  по  выводу  ОАО  "УЭХК"  в  мировые  лидеры.
        О  существовании  такого  особого  спецподразделения,  введенного  в  структуру  управления комбинатом,  я  и  сегодня  не  знал  бы,  не  попадись  мне  в  руки  номер  "Диалога"  от  6  декабря  текущего  года.  На  второй  страничке  справа  есть  там  узенькая  во  весь  размер  листа  по  оси  ординат  полоска  текста  с  "мыслями  о  новой  стратегии  Топливной  компании".  "Мысли"  принадлежат,  как  указано  в  шапке  титульного  листа  издания,  "инженеру  по  качеству  отдела  88,  Анастасии  Долбилиной"...


 Встреча,  однако!  Когда  нашу  скромную  компанию  в  конце  прошлого  года  выдворяли  за  ворота,  сегодняшний  "инженер  по  качеству  отдела  88,  Анастасия  Долбилина"  работала  инженером  по  качеству  отдела  16  -  "наш  человек"!  -  правда,  работала  еще  совсем  тогда  недолго  у  нас  -  всего  года  два-три.  И  вот,  пожалуйста  -  теперь  на  передовой.  Оптимизация!  -  каждому  по  заслугам.
      Меня,  конечно,  страшно  заинтересовало,  что  это  за  отдел,  и  особенно,  кто  эти  в  нем  люди.  Кое-что  мне  удалось  и  разузнать.
      88-й  возник  в  результате  выделения  в  июле  месяце  уходящего  года  из  состава  отдела  № 6  (технического  отдела  комбината)  его  функциональной  структуры  в  самостоятельное  подразделение.  В  итоге  вместо  одного  образовалось  два  отдела,  каждый  со  своими  функциональными  задачами.  Теперь  обрезанный  6-й  отдел  называется  отделом  по  управлению  интеллектуальной  собственностью  и  информационного  обеспечения  и  соответственно  озадачен  несением  этих  функций.  Ну,  а  88-й  отдел  именуется  отделом  по  управлению  качеством  и  развитием  производственных  отношений.  В  компетенции  его  служащих:  первое  -  деятельность  по  направлению  интегрированной  системы  менеджмента,  состоит  которая  из  трех  систем  менеджмента  -  качества,  экологии,  охраны  здоровья  и  безопасности  труда;  и  второе,  безусловно,  самое  главное  направление,  ради  чего  и  есть  отдел    -  продвижение  во  всех  структурах  комбината  программы  Производственной  системы  Росатома  (ПСР).  Как  и  6-й  отдел,  вновь  образованный  тоже  входит  в  структуру  заводоуправления  УЭХК  (это  не  аутсорсинг!  -  бродяжничество  по  "типа  рынку"  с    предложением  своих  никому,  кроме  УЭХК,  ненужных  "услуг").
       В  штате  отдела  9  человек:  Бурякова  Л.,  Долбилина  А.,  Просвиряков  А.,  Путинцев  А.,  Решетников  Ю.,  Сагалова  И.,  Суставова  О.,  Усынин  В.  и  начальник  отдела  Я.  Конищев.  Штат,  кроме  работников  из  прежнего,  до  реорганизации,  отдела  №  6  укомплектован  и   пришедшими  со  стороны,  здесь  нашли  свое  место,  например,  А. Просвиряков,  пришедший  из  101-го  цеха,  А. Путинцев  -  из  70-го,  В. Усынин  -  из  30-го,  Ю. Решетников,  который  при  гендиректоре  УЭХК  А.  Куркине  был  его  замом  по  кадрам,  потом,  с  посадкой  в  начале  2012  года  в  руководящие  кресла  варягов,  его  "попросили"  из  замов,  а  еще  раньше  этот  человек  немало  времени  возглавлял  отдел  труда  и  заработной  платы  (отдел  № 8).  Из  числа  работников  отдела  №  88  на  комбинате  сформирован,  как  я  теперь  понимаю,  и  вовсю  теперь  в  его  подразделениях  орудует  институт  внутренних  тренеров  по  линии  ПСР,  прошедших  обучение  в  "голове"  Топливной  компании.
Что  подвигло  этих  людей  к  занятию  такой  "специфической"  деятельностью,  мне  неизвестно,  и  едва  ли  уже  об  этом  кто-нибудь  когда-нибудь  доподлинно  узнает,  сами  они  не  расскажут,  а  и  расскажут  -  кто  им,  профессиональным  лжецам,  теперь  поверит;  хотя  было  бы  интересно  узнать.  Ясно,  что  это  их  личный,  осознанный  выбор;  не  в  меньшей  мере  осознанный,  чем  выбор,  сделанный  нами.
      Меня  же  писать  вот  это,  что  я  написал  тут  сейчас  -  и  еще  сейчас  понапишу,  -  подвигает  безумное  желание  на  выпущенную  одним  из  профессионалов  передовой  бригады  ПээСэРщиков  дозу  умышленного  вранья  напустить  адекватную  дозу  противоядия.  Чтобы  "мысли",  вложенные  в  тренерские  головы  их  московскими  хозяевами,  воспринимались  остальными  людьми  тоже  адекватно.  Оно,  противоядие,  -  в  альтернативном  умысле:  в  простом  разглядывании  картинки  голой  действительности,  на  которую  когда  смотришь,  возникает  естественная  потребность  -  или  отвернуться  или  наглухо  зажмуриться;  и  плюнуть,  в  конце  концов,  в  сторону  натренированных  "мыслителей".
      Итак,   извольте,  дозу  яду  от  "Диалога"  (неполную  -  чтоб  посвященным  в  изумленном  гневе  не  свихнуться)  -  "Мысли  вслух"  от  Анастасии  Долбилиной:
      "Во  время  встреч  с  коллективами  подразделений  комбината  в  качестве  внутреннего  тренера  мне  всегда  было  интересно,  почему  так  часто  встречаются  люди,  которые  отказываются  принимать  изменения?..  Значит,  следует  прекратить  попытки  переломить  ситуацию  в  свою  пользу  и  ничего  не  менять?  Конечно,  нет!
      Вообще  Топливная  компания  "ТВЭЛ"  была  создана  с  целью  повышения  эффективности  предприятий  ядерно-топливного  цикла  (ЯТЦ)  российской  атомной  отрасли  и их  конкурентоспособности  на  глобальном  рынке.  Сегодня  стратегическая  цель  ТК  "ТВЭЛ"  направлена  на  завоевание  к  2030 году  30-32%  мирового  рынка  продукции  и  услуг  начальной  стадии  ЯТЦ...  Ценностные  ориентиры  ТВЭЛ  не  идут  вразрез  с  ценностными  ориентирами  УЭХК  и  направлены  на  обеспечение  надежности,  качества  и  безопасности  ядерного  топлива...  Рассказывая  о  новой  стратегии  Топливной  компании,  всегда  акцентирую  на  этом  внимание,  а  в  качестве  проверенного  средства  повышения  эффективности  предлагаю,  например,  инструменты  ПСР  или  дальнейшее  совершенствование  наших  производственных  процессов...
      Предлагаемые  Топливной  компанией  перемены  своевременны  и направлены  на  улучшение  и  успех,   что  позволит  им  сохранить  стабильность  на  рынке,  а  возможно,  и  улучшит  наше  положение...
      Я  точно  знаю, что  хочу  работать,  развиваться  и  зарабатывать  на  УЭХК.  Учитывая,  что  мы,  работники  комбината,  компетентны,  талантливы  и  имеем  желание  работать  здесь, в  наших  силах  сделать  все  необходимое,  чтобы  достичь  главной  цели  -  превосходства..."
      И  -  настоятельно  рекомендую  сразу  принять  антидот.  Чтобы  не  травануться  ядом  цинизма  дурно  воспитанных  людей  и  не  множить  собою  поголовье  тучных  стадов  Цирцеи.
      По  случаю  первой  годовщины  я  связался  со  своими  бывшими  коллегами,  кто  еще  продолжает  быть  там,  и  попросил  обрисовать  ситуацию  на  работе  сейчас,  по  прошествии  года,  напомнив  им  то,  о  чем  мы  говорили  год назад  -  а  говорили  мы  предельно  откровенно  -  в  дни  (уходили  не  все  вместе  в  один  день,  а  в  несколько  приемов),  когда  мы, работники  масс-спектрометрической  лаборатории  все  вместе  собирались  за  одним  большим  столом  на  наших  проводах.  Всех,  разумеется,  больше  всего  тогда  волновали  совсем  нерадужные  перспективы  нашего  предприятия.  Мы  все  уже  не  первый  год,  находясь  под  ТВЭЛом,  посещали  свои  рабочие  места  в  ожидании  конца.  Расправа  над  нами  с  использованием  методик  откровенных  подлецов  многих  тогда  протрезвила  окончательно  и  дала  понять,  что  гибель  комбината  предрешена  и  вот-вот  наступит.  Неясно  было  только  сколько  нашему  предприятию  еще  отпущено  времени  быть.  Вот  какой  получился  меж  нами  разговор  "вопрос-ответ"  сегодня.  Кто-то  из  наших  ребят  был  краток  и  лаконичен,  кто-то  -  основателен  и  щепетилен  до  мелочей:
      Ребята,  когда  мы  уходили  ситуация  в  лаборатории  на  предмет  возможности  ее  работников  не  "по-дебильному",   творчески  трудиться,  и  получать  более  или  менее  сносные  результаты  труда  была  никакой.  Насколько  ситуация  стала  хуже?  Она  ведь  стала  хуже? Какова  она  сейчас?
      Ситуация  сегодня  в  точности  та  же  -  только  в  разы  хуже.  Можете  себе  представить?  То-то.
      Тем  не  менее  вы  продолжаете  ходить  на  работу.
      Вот  именно  -  ходить.  Такое  предприятие  не  может  разрушиться  в  одночасье,  по  мановению  волшебной  палочки,  будь  она  в  руках  хоть  Кириенко,  хоть  самого  Путина.
      Хорошо.  Но  когда  нас  провожали,  все  выступавшие  тогда,  сидящие  за  "поминально-праздничным"  столом,  были  едины  во  мнении,  что  лаборатория  просуществует  ровно  столько,  насколько  хватит  ее,  не  умножаемого  сегодня,  запаса  прочности.  Очень  конкретно  в  этой  связи  выступил  тогда  наш  начальник  лаборатории,  я  очень  хорошо  это  выступление  запомнил,  он  сказал  (передаю  его  слова  по  памяти):  "Когда  происходят  такие  совершенно  немыслимые  с  точки  зрения  здравого  смысла,  с  точки  зрения  практической  целесообразности,   с  точки  зрения  позитивной  и  стабильной  работы  всего  коллектива  лаборатории-отдела-предприятия  увольнения,  можно  лишь  одно  проконстатировать:  система  начала  сама  себя  пожирать  -  включились  механизмы  самоуничтожения.  От  нас  сегодня  уходят  люди,  которых  заменить  больше  ведь  и  некем,  да  и  было  бы  кем,  никто  сегодня  не  дал  бы  нам  этого  сделать.  Остается  страшная  пугающая  пустота.  Тот  рабочий  задел,  который  был  создан  всеми  нашими  предшествующими  поколениями  специалистов,  в  том  числе,  уходящими  от  нас  сегодня,  пополнять  становится  некому."  Тогда  нами  давались  разные  оценки  того,  на  сколько  хватит  запаса  прочности:  кто  прогнозировал,  что  его  хватит  лишь  до  весны,  кто  -  до  середины  лета.  Но  вот  прошел  год,  а  запас  неизрасходован.  Что,  мы  недооценивали  свой  потенциал?
      Ничего  подобного!  Просто  нам  страшно  "повезло".  Во-первых,  с  уходом  американских  заказчиков  -  со  свертыванием  программы  ВОУ-НОУ  -  сразу  резко  снизились  объемы  по  анализу  качества  гексафторида   урана.  Во-вторых,  значительно  меньше  стали  затраты  времени  на  проведение  оставшихся  анализов  -  требования  к  качеству  гексафторида  внутренних  заказчиков  значительно  ниже  требований  американских.  В-третьих,  в  начале  года  в  лаборатории,  слава  богу,  наконец,  закончился  дурдом  -  от  нас  отстали  с  ПСР .  Мы  немедленно  забросили  куда  подальше  все  бумажное  очковтирательство  и  прочую  показушную  деятельность  и  немедленно  взялись  за  дело.  Те  двое  последних,  остававшихся  пока  еще  у  нас  толковых  мужиков  -  один  электронщик,  другой  по  железу  -  успели  частично  восстановить  хиреющий  задел,  а  в  некоторых  моментах  даже  и  умножить.  Полагали,  что,  по  крайней  мере,  до  нового  года  они  еще  поработают  на  нас,  были  такие  у  нас  договоренности.  Но  комбинатовское  руководство  прочухало,  что  народ  снова  заработал  -  наше  начальство  ведь  не  проведешь  -  и  им  предложили  "оптимизироваться"  раньше.  2  сентября  мы  попрощались  с  ними.  Теперь  вот,  по  сути,  снова  тупо  проедаем  оставленное  наследство.
      Знаю,  что  с  17  декабря  вас  выпинывают  в  аут  (аутсорсинг).  Нехорошее  место.  Особенно  когда  видишь  что  происходит  с  теми,  кого  туда  уже  отправили  (или почти  туда  -  в  дочки),  например,  с  заводом  газовых  центрифуг.  Там  вовсю  сегодня  идут  массовые  увольнения.  И  все  настойчивей  до  нас  до  всех  доходит  информация  -  возможно,  и  неверная,  но  от  этих  же  руководящих  шалаболов  комбината  ничего,  кроме  вранья,  не  услышишь,  -  что  УЗГЦ  прикрывают,  а  заказы  на  производство  газовых  центрифуг  полностью  передают  в  Ковров.  Перевод  вас  в  аутсорсинг  -  это  что,  конец?
      А  конец  хоть  так  хоть  сяк.  Нас,  как  бы  уже  аутсорсингцев,  на  первый  квартал  2014  года  работой  обеспечили,  дав  нам  выиграть  тендер  на  обслуживание  группы  наших  измерителей,  которых  оставили,  кстати,  в  ОАО  "УЭХК".  Правда,  самих  измерителей  уже  предупредили,  что,  скорее  всего,  на  весь  первый  квартал  2014  года  их  коллектив  выведут  в  простой.
      Вот  так  номер!
      Да,  цирк  продолжается  -  будем  приглядывать  за  теми,  кого  нет.  УЗГЦ  ведь  тоже  с  этого  начинал  валиться.     
      Исходя  из  состоявшегося  разговора,  похоже,  можно  сделать  вывод,  что  все  мы  относительно  запаса  прочности  были  год  тому  назад  не  очень  умелыми  провидцами  -  тьма  может  запросто  всех  опередить,  не  дав  израсходовать  запас.
      Надеюсь,  доза  добытого  мною  антидота  была  достаточною,  чтобы  хотя  бы  отчасти  нейтрализовать  корпоративный  яд  "Диалога".
      В  связи  с  памятной  диссидентской  датою,  я  обзвонил   всех  "наших",  лабораторных,  выразивших  подписью  в  протестном  письме  свое  твердое  фе  руководству  атомной  отрасли  и  комбината  и  задал  каждому  вопрос:  "По  прошествии  года  с  события  вашего  увольнения  с  необычными  для  здешних  мест  его  мотивами  - за  убеждения,  не  сожалеете  ли  вы  о  содеянном:  что  подписали  тогда  то  злополучное  письмо,  а  затем  категорически  отказывались  отзывать  свою  подпись,  когда  начальство  неоднократно  и  разными  методами,  в  том  числе,  угрожая  увольнением,  пыталось  склонить  вас  к  этому?
От  всех  был  получен  один  ответ:  нет,  не  жалеем  (действительно,  можно  ли  жалеть  о  наличии  духа  и  достоинства).  Однако  почти  все  из  них  сожалеют  о  том,  что  не  удалось  им  сделать  так,  чтобы  письмо  подписало  большее  число  людей  -  краше  в  ничтожестве  были  бы  те,  которые  произволом  и  враньем  попирая  человеческие  права  и  свободы,  вершат  сегодня  руководство.
      Знаю,  что  эти  мои  строки  обязательно прочтете  вы,  все,  которые  и  год  спустя  ни  о  чем  не  сожалеют.  В  знак   нашей  солидарной  убежденности,  что  мы  все  правильно  сделали  и,  доведись,  наверное,  еще  бы  тысячу  раз  так  бы  сделали  -  даже  хорошенько  и  подумав!  -  и  взбодриться  чтобы  человечьим  духом,  предлагаю  перечитать  вот  этот  кусочек  послания,  написанного  мною  год  тому  назад  двум  очень  симпатичным  мне  Гражданам  (вы  знаете  кому)  для  поддержания  нашего  диссидентского  духа,  так  сказать,  в  ответственную  минуту.  Полагаю,  содержимое  строя этих  букв  важно   для  нас  и  сейчас  и  актуально  вообще  -  будто  бы  год  и  не  прошел.
   
                                               Знай,  твой  один  шажок  не  в  ногу
                                               Всех  в  ногу  табуна  громил
                                               Весомее  шагов,  из  жил
                                               Что  лезут  сбить  народ  весь  с  толку 
                                               В  порыве  мстительном  раба.
                                               Всегда  да  будет  ум  твой  светел,
                                               Хоть  обратись  Росатом  в  пепел,
                                               Хоть  посходи  все  в  нем  с  ума.

      С  гражданским  крещением  Вас!


Комментариев нет:

Отправить комментарий