Google+ Badge

среда, 30 июля 2014 г.

Принуждение к празднику 2. Радиоактивные слушания, часть 2

      (НАЧАЛО: часть 1  http://novikvsluh.blogspot.ru/2014/07/2_23.html)                    


                                                                              "Если  только  можно,  Авва  Отче,
                                                                               Чашу  эту  мимо  пронеси."                                                                                                        
                                                                                           Борис Пастернак "Гамлет"




                                                          "Многие  склонны  путать  два  понятия:
                                                 "Отечество"  и  "Ваше  превосходительство"". 
                                                                               М. Салтыков-Щедрин 
      

       А  противников  вот  именно  такого  типа,  места  и  способа   захоронения,  (а  не  захоронения  вообще!)  -  приповерхностного,  по  произволу  Москвы,  без  спроса  населения  (и,  как  мы  уже  знаем,  публичные  слушания  тоже  не  предполагают  выяснения  за  или  против  публика),  в черте  города,  в  районе  активной  промышленной  деятельности  -  который  нам  навязывает  Росатом,  заслав  к  нам  своих  миссионеров,  поднялось  на  трибуну  достаточно.  А  которых  не  поднялось,  подозреваю,  было  вообще  на  слушаниях,  как  я  уже  говорил,  подавляющее  большинство,  разумеется,  если  учесть  латентных,  которые  публично  как  бы  за.  И  не  надо  наезжать  горожанам  на  уши  -  а  именно  это  тотчас  после  слушаний  кинулась  делать,  разразившись  прославляющей  ядерный  могильник  статьей,  газета  корпоративного  единства  "Нейва"  и  даже  выдумывать,  оперевшись  на  авторитет  своих,  конечно,  самых  компетентных  в  аспектах  пользы  будущего  могильника,  конечно,  самых  "независимых"  (но  подчиненных  вместе  с  миссионерами  одному  своему  богу-кормильцу,  Росатому)  экспертов  -  что,  дескать,  те,  кто  против,  публика  малообразованная  и  далекая  от  ядерных  производств  и  вопросов  радиационной  безопасности;  что  кладбище  радиоактивных  отходов  в  населенном  пункте  это  такая  же  норма  в  цивилизованном  житие,  как,  допустим,  мусоропровод  в  подъезде,  и  что  они,  эксперты,  не  видят  "здесь  поводов  для  беспокойства",  и  что  здесь  очень  "важно  то,  что  Национальный  оператор  является независимой  от  производителей  РАО  организацией".









Насчет  далекости  от  ядерного  производства  и  от  вопросов  ядерной  безопасности  противников  я  бы  вообще  посоветовал  таким  умникам  засунуть  свой  язык  в  соответствующее  место.  Утверждение  позорно,  смешно  и  не  соответствует  действительности  совершенно.  Чтобы  уличить  лжеца,  достаточно  ведь  не  полениться  обратить  внимание  на  социальный  статус  тех,  кто  выступал  против  и  какие  вопросы  поднимал  на  слушаниях.  А  чтобы  моему  дорогому  читателю  дать  поиметь   возможность  обратить  внимание,  мне  самому  пришлось  разузнавать  какое  положение  они  занимают  в  обществе,  так  как  председательствующий  на  слушаниях,  призывая  выступающих  к  трибуне,  давал  полную  представительскую  информацию  лишь  о  "своих"  (по  идеологическим  соображениям,  очевидно),  по  противнику  сообщал  только  ФИО.    Что  касается  независимости,  это  тоже,  как  и  всё  от  Росатома,  неправда.  Даже  в  их  же,  предоставленных  Москвой  на  обсуждение  материалах  совершенно  четко  прописано,  что  "ФГУП  "НО РАО"  предприятие  госкорпорации  "Росатом"",  что  "ГК  "Росатом"  осуществляет  контроль  за  деятельностью  Национального  оператора".  Ну,  а  то,  что  ОАО  "УЭХК" да  еще  и  вместе  со  всем  заколюченным  Новоуральском  подчинен  тоже  Росатому,  по-моему,  знает  даже  и  последняя  новоуральская  дворняга.  Насчет  нормы  присутствия  могил  РАО  в  городе:  я  понимаю,  в  чекистской  России  все  может  быть,  но  я  не  хочу,  чтобы  в  моем  Новоуральске  было  так  и,  надеюсь,  что  не  будет  так.  В  конце  концов  -  удастся  отбить  город  у  Росатома,  замаячит  перспектива  и  Россию  отбить  у  чекиста.
      Е.  Шишкина,  которая  представилась  советником  главы  города  по  экологии,  пыталась  вразумить  могилосторонников  (интересно  было  бы узнать  позицию  самого  главы,  где  он  -  тоже  заодно  с  Росатомом?  Город  об этом  пока  только  догадывается):
      -  Согласно  пункту  3.1.1  норм  и  правил  "НП 055 - 04.  Захоронение  радиоактивных  отходов.  Принципы,  критерии  и  основные  требования  безопасности"  "Не  допускается  размещать  ПЗРО  в  районах  с  активными  движениями  земной  коры,  высокой  сейсмической  и  вулканической  активностью,  а  также  в  районах  с  активной  промышленной  деятельностью, в  районах  с  интенсивной  разработкой  полезных  ископаемых,  в  том  числе  в  границах  расположения  карьеров,  шахтных  полей,  в  санитарно-защитных  зонах  водозабора  подземных  вод,  в  пределах  месторождений  полезных  ископаемых".
      Я  думаю,  не  будет  ошибкой  называть  территорию  Новоуральского  городского  округа  и  прилежащие  территории  Кировградского  городского  округа,  поселка  Верх-Нейвинский  с  их  промышленными  предприятиями  районом  с  активной  промышленной  деятельностью,  тем  более,  что  это  территория,  на  которой  находится  предприятие  атомной  отрасли  по  разделению  изотопов  урана  и  пункта  хранения  радиоактивных  отходов  этого  предприятия.  Вероятно,  ППЗРО  нужно  строить  все-таки  в  районах,  значительно  удаленных  от  промышленных  предприятий.  Дело  в  том,  что  хранение  и  захоронение  РАО  это  два  разных  понятия:  хранение  -  это  временное  размещение  РАО  на  какой-либо  территории  согласно  требованиям  норм  и  правил  НП 020. 2000,  а  захоронение  -  это  размещение  РАО  навечно,  без  дальнейшего  изъятия,  согласно  требованиям  норм  и  правил  НП 055 - 04.
      Однако  председательствующий,  первый  зам  главы  администрации  города  Д. Черепанов  немедленно  поставил  такого  "советчика"  на  место:
      -  Вы  говорите,  в  районах  активной  промышленной  деятельности.  Откуда  у  вас  такое  заключение?  Есть  же  критерии,  по  которым  определяется  это.  Знаете  об  этом?  У  нас  нет  такого  заключения,  что  у  нас  район  активной  промышленной  деятельности.
      Но  ожидаемых  аплодисментов  компетентное  и  независимое  лицо  в  этом  наполовину  "предательском"  зале  не  получило  -  возник  лишь  неодобрительный  шум.
      Свои  доводы  не  в  пользу  могилстроя  привел  и  бывший  работник  комбината,  аппаратчик  цеха  54  основного  производства  В. Белавин,  указав  на  вред  от  размещения  пункта  захоронения  РАО,  который,  по  его  мнению,  обусловлен  многими  факторами.
      -  Это  и  непосредственное  воздействие  на  окружающую  среду.  Я  считаю,  это воздействие  неизбежно,  так  как  Урал  изобилует  грунтовыми  водами,  и  которые,  рано  или  поздно,  обязательно  перенесут  содержимое  могильника  на  поверхность  или  в  наш  питьевой  водоем.  А  как  известно,  даже  природные,  фоновые  значения  радиоактивности  являются  патогенным  фактором,  и  любое  превышение  только  увеличивает  патогенное  воздействие,  отсюда  различные  тяжелые  заболевания,  о  которых  все  мы  знаем.  Непроницаемость  оболочки  захоронения  практически  недостижима.  Недостижима  по  разным  причинам,  это  и  сейсмическая  активность,  хотя  считается,  что  у  нас  она  низкая,  тем  не  менее,  все  помнят  случай,  когда  комбинат  зафиксировал  подземные  толчки.  Кроме  того,  нельзя  не  учитывать  человеческий  фактор  и  низкое  качество  проводимых  работ.  Уже  много  лет  на  комбинате  не  могут  по-человечески  починить  крышу  в  основных  цехах.  Проводили,  и  не  раз,  дорогостоящий  ремонт  кровли,  тем  не  менее,  на  основное  оборудование  течет  вода  и  ничего  не  могут  с  этим  сделать.  Я  не  думаю,  что  вдруг  ни  с  того  ни  с  сего  сделают  такой  великолепный  могильник,  который  будет  непроницаем  для  грунтовых  вод.  К  тому  же  используемый  материал   глина  хорошо  удерживает  воду,  которая  поступает  снаружи,  но  для  подземных  грунтовых  вод,  которые  находятся  под  давлением,  она  не  является  непреодолимым  препятствием.
      Радиоактивные  материалы  достаточно  новая  вещь  для  человечества,  и  мы  не  можем  считать,  что,  заключенные  в  оболочку,  они  не  пройдут  в  почву,  у  радиоактивных  материалов  есть  свойство  дренировать  сквозь  поры  материалов  и  проникать  наружу.  Мировое  сообщество  не  обладает  достаточным  опытом  в  области  захоронения  радиоактивных  отходов,  а  нам  говорят  про  сроки  надежного  хранения  в  триста  лет  (допустим,  и  триста,  а  дальше  что?  радиация,  заключенная  в  могильник,  живуча  не  одну  сотню  тысяч  лет.  -  прим.  автора).  Человечество  обращается  с  радиоактивными  отходами  намного  меньше  даже  ста  лет.  
      Как  мы  все  знаем,  самый  лучший  способ  защиты  от  радиации  это  время  и  расстояние.  
      В  случае  разгерметизации  объекта  в  городе  может  сложиться  еще  более  неблагоприятная  социальная  обстановка,  волна  от  которой  докатится  и  до  Екатеринбурга.  А  в  нашем  городе,  надо  сказать,  очень  непростая  социальная  обстановка,  и  одна  из  перспектив  Новоуральска  это  превращение  его  в  спальный  район  Екатеринбурга,  многие  жители  Екатеринбурга  хотели  бы  жить  в  нашем  замечательном  городе.  Такая  тенденция  имеется:  например,  в  городе  уже  построен  дом  МЧС.   Но  когда  будет  пущен  в  эксплуатацию  этот  пункт,  конечно,  вряд  ли  кто  захочет  здесь  жить.              
      Еще  более  обоснованными  доводами  о  недопустимости  в  городе размещения  ППЗРО   в  дополнение  к  сказанному  были  доводы  бывшего  работника  УЭХК,  лаборанта  по  контролю  изотопного  состава  гексафторида  урана,  Г. Ломакова.  По  его  мнению,  с  вводом  в  действие  кладбища  РАО  радиационное  заражение  окружающей  территории  нам  в  совсем  недалекой  перспективе  будет  надежно  гарантировано.  Он  привел  в  качестве  основного  аргумента  этого  отсутствие  на  сегодняшнем  этапе  развития  человечества  технологических   возможностей  для  изоляции  радиоактивных  отходов  без  вреда  для  окружающей  среды.
      -  Нужен  могильник?  Конечно,  нужен.  Только  почему  и  этот  ППЗРО  и  ныне  существующее  хранилище  РАО  должны  находиться  близ  населенных  пунктов.  Это  ведь  не  только  Новоуральск,  это  ведь  и  Рудянка  и  Шурала  и  т.д.  На  сегодняшний  день  безопасных  технологий  долговременного  хранения,  а  тем  более  захоронения  РАО  нет.  Все  те  "безопасные"  постройки  -  и  вот  эксперты  тут,  так  сказать,  подтверждают:  "очень  замечательное  кладбище  нам  построено!"  -  все  они  безопасны  до  определенного  уровня  и  времени.  
Сказав,  что  в  мире  пока  нет  положительных  примеров  в  практике  захоронения РАО,  он  обратился  к  материалам,  публикуемым  в  печати  по  этой  проблематике  (http://www.akin.ru/News/r_news_lab1.htm):
      "Нельзя  сказать,  что  проблему  не  пытаются  решить,  но  эти  решения  трудно  назвать  кардинальными.  Преобладает  традиционный  подход  -  захоронение  в  устойчивых  геологических  породах.  На  это  затрачиваются  огромные  средства.  Так,  на  изыскательские  работы  по  строительству  общенационального  хранилища  в  штате  Невада  израсходовали  9  млрд.  долларов.  Стоимость  хранилища  на  одном  из  островов  Тихого  океана  оценивается  еще  большей  суммой.  
     Этот  подход  весьма  уязвим.  Во-первых,  хранить  надо  долго.  Распад  радиоактивных  элементов  занимает  сотни  тысяч  лет.  Никакие  технические  конструкции  не  выдержат  и  сотой  доли  этих  сроков.  Металл  и  стекло  стареют,  бетон  разрушается.  Опасность  усугубляется  тем,  что  земная  кора  находится  в  постоянном  движении.  Например,  в  карьерах  известняков  Московского  региона  обнаружены  трещины,  разбивающие  скальные  массивы  на  прямоугольные  блоки  с  размерами  до  нескольких  метров.  Другими  словами,  в  кристаллических  породах  существует  полная  свобода  для  обмена  водными  и  газовыми  потоками.
      В  1997 году  на  опасность  захоронения  РАО  в  горных  породах  обратил  внимание  комитет  по  радиоактивным  отходам  Великобритании.  Он  потребовал  независимой  экспертизы  по  оценке  проницаемости  геологических  пород  в  районе  предполагаемого  хранилища  РАО  атомной  электростанции  Селлафилд  на   северо-западе  Англии.  В  Швеции  есть  хранилище  на  полукилометровой  глубине.  Но  и  там  уже  обнаружен  ручеек  соленой  воды,  и,  возможно,  происходит  водообмен  с  поверхностью  Земли.
      В  огромных  количествах  РАО  опускают  на  дно  океана.  Однако  металлические  контейнеры  выдерживают  в  агрессивной  морской  среде  не  более  15  лет,  а  бетонные  -  25.  Во  фьордах  Баренцева  моря  подобные  контейнеры  находятся  уже  в  полуразрушенном  состоянии  и  дают  течь.  Некоторые  ядерные  реакторы  захоронены  на  дне  Баренцева  моря  целиком.  Предварительно  они  были  залиты  свинцом  и  пластмассой.  Расчеты  показывали,  что  в  таком  состоянии  реакторы  пролежат  безопасно  не  менее  пятисот  лет.  Но  специалистам  уже  через  25  лет  стало  ясно,  что  радионуклиды  начали  попадать  в  воду.  Да  и  500  лет  -  время  для  человеческой  истории  недолгое,  а  для  природы  -  мгновение."
      И  предложил:
      -  Понятно,  что  с  ураном  и  его  отходами  шутить  нельзя.  Что  же  делать?  Существует  проект,  он  опубликован  на  сайте  НО  РАО  (OurWork/ST/NE/NEFW/Technical-Areas/WTS/CEG/documents/CEG-Workshop-Bergen-May-2014/2.4_Plans_for_disposal_Rus.pdf,  "Перспективы  захоронения  РАО  на  Северо-Западе  России"  -  прим.  автора).  Этот  проект,  конечно,  дорогостоящий.  Речь  в  нем  идет  о  размещении  РАО  на  архипелаге  Новая  Земля.  Преимущества  перед  всеми  другими  способами  захоронения  в  нем  обозначены  следующие:
      -  На  архипелаге  Новая  Земля  не  проживает  постоянное  население;
      -  Временно  проживающее  население  (в  основном,  военнослужащие)  сосредоточено  в  нескольких  населенных  пунктах,  основная  часть  архипелага  не   заселена;
      -  Архипелаг  не  перспективен  для  хозяйственного  освоения;
      -  Размещение  ППЗРО  в  многолетнемерзлые  морозные породы  исключает  возможность  миграции  радионуклидов  в  окружающую  среду,  так  как  отсутствует  основной  носитель  радионуклидов  в  виде  воды.
      Специалисты,  которые  давали  заключение  по  нашему  могильнику,  прогнозируют  его  безопасность  аж  в  течение  трехсот  лет.  Ну.  хорошо,  пусть  300  лет.  А  дальше  что?  Вот  прошло  300  лет,  и  мы  нашим  потомкам  вручаем  такую  хорошую  радиоактивную  свинью.  Пусть  с  ней  они  теперь  разбираются.
      На  мой  взгляд,  это  совершенно  неправильно  и  нечестно.  Нельзя  перекладывать  нажитые  нами  проблемы  на  следующие  за  нами  поколения.  Думаю,  что  вот  об  этом  мы  должны  думать,  а  не  о  том,  что  вот  дайте  нам  сейчас  денег  на  медицину  -   и  мы  со  всем  согласны.
      Затем  зачитал  заявление  от  группы  несогласных  (адресованное,  в  том  числе,  председателю  правительства  РФ  Д. Медведеву,  гендиректору  ГК "Росатом"  С. Кириенко,  губернатору  Свердловской  области  Е. Куйвашеву):
      "Предложения  инициативной  группы  после  обсуждения  материалов  обоснования  лицензии  на  эксплуатацию  ППЗРО  в  районе  размещения  ОАО  "УЭХК".
      Используя  материалы  ФГУП  "НО  РАО"  о  преимуществах  размещения  ПЗРО  на  архипелаге  Новая  Земля  ("Перспективы  захоронения  РАО  на  Северо-Западе  России"),  предлагаем:
      1. Разработать  проект  ППЗРО  на  архипелаге  Новая  Земля;
      2. Построить  ППЗРО  там  же;
      3. Вывести  из  Новоуральска  все  радиоактивные  отходы,   не  являющиеся  сырьем;
      4. Включить  эти  позиции  в  Единую  государственную  систему  обращения  с  РАО  (ЕГС  РАО),  изменив  Постановление  правительства  № 1185  от  19. 11. 2012 г.  п.4 "Об  определении  порядка  и  сроков  создания  ЕГС  РАО";
      5. В  целях  большей  независимости,  объективности  в  деятельности  НО  РАО  вывести  его из  подчинения  Росатома,  подчинив  министерству  природных  ресурсов  и  экологии  РФ  или  правительству  РФ,  внеся  соответствующие  изменения  в  ФЗ  № 190  "Об  обращении  с  радиоактивными  отходами";
      6. Запретить  ввоз  РАО  в  Новоуральск;
      7. В  случае  несогласия  с  нашими  предложениями  будем  добиваться  проведения  референдума  на  территории  НГО."
      Идею  референдума  поддержал  и  депутат  Законодательного  собрания  Свердловской  области  (фракция  ЛДПР)  Д. Сизов:
      -  Я,  в  принципе,  поддерживаю  Г. Ломакова  полностью  и  согласен,  что  необходимо  провести  более  обширный  опрос  населения,  хотят  ли  они  иметь  в  городе  данный  объект",  -  и  пообещал  помочь  в  организации  референдума.
      Свои  сомнения  (в  отличие  от  наших  "независимых"  экспертов -  докторов  наук)  в  целесообразности  размещения  в  городе  кладбища  РАО,  хотя  и  в  более  сдержанной  форме,  высказал  также  и  А. Пастухов,  кандидат  технических  наук,  член  "Клуба  научных  работников и  специалистов  УЭХК"  (Отдел  культуры  городской  администрации  анонсирует  клуб,  как  собрание  "людей  по  интересам,  в  составе  которого  лауреаты  Ленинской  и  Государственной  премий,  доктора  и  кандидаты  наук,  молодые  ученые"):
      -  Я  с  сожалением  вынужден  констатировать,  что  выступления  докладчиков  меня  весьма  не  удовлетворили.  Это  просто  набор  общих  слов,  которые  можно  прочитать  в  интернете,  в  прессе,  которые  совсем  не  добавляют  к  пониманию  жителями  ничего  существенного  и  не  отвечают  на  те  вопросы,  которые  здесь  ставятся.  Например,  критерии  приемлемости,  о  которых  упоминалось  здесь,  в  них  фигурирует  то,  что  3  и  4  классы  РАО  могут  предусматривать  наличие  химических  отходов  1  класса.  Вот  лично  мне  это  непонятно ...  Я  не  услышал  ничего,  учтен  ли  зарубежный  опыт.  С  нуля  будто  все  здесь  это  спроектировано  и  совершенно  непонятно,  каковы  прогнозы  -  с  цифрами,  с  обоснованиями.  Также  как  и  непонятна  совокупность  критериев  по  выбору  данной  площадки,  оптимальной  для  организации  ППЗРО ...  
      Я  не  хотел  нагнетать  какие-то  страхи,  но  все  равно  вопросы  остаются.    
      Но  -  коней  уже  понесло.  Раз  уж  задали  в  Москве,  что  нельзя  больше  откладывать  похороны  на  потом,  "нельзя  возлагать  эту  нагрузку  на  будущие  поколения"  -  значит,  нельзя!  Отход  невозможен!  Только  вперед!  Никакие  уже  объективные  резоны,  факты,  выкладки,  доводы,  идеи,  предложения,  простые  человеческие  призывы  одуматься  вовсе  даже   не  непричастных,  как  оказалось,  к  ядерному  производству  людей,  ничто  уже  не  может  сбить  пропагандистского  запалу   трибунов  новоуральского  могильника.
      В  конце  слушаний,  вроде,  как  бы  подбивая  итог  услышанного,  к  залу  обратился  А.  Константинов,  "главный  инспектор   по  контролю  за  безопасностью  ядерных  и  радиационно-опасных  объектов,  автор  книг  "Радиация  и  экология",  также  разработчик  диссертации  "Технология  обезвреживания  радиоактивных  отходов  в  производстве  обогащенного  урана""  -  так  его  длинно  представил  председательствующий  (вот,  мол,  вам  оно,  слово  знатока,  вот  она,  истина  последней  инстанции,  ребята!):
      "Мне  кажется,  что  здесь,  у  собравшихся  в  этом  зале,  как  у  айсберга  -  есть  подводная  часть,  есть  надводная  часть.  Надводную  часть  мы  уже  услышали-увидели:  прекрасный  совершенно  пункт  захоронения  отходов,  о  котором  даже  и  не  мечтали  работники  нашего  комбината.  А  подводная  часть  -  это  то,  для  чего  люди  в  пятницу,  летним  вечером,  в  свое  свободное  время  пришли  сюда.  Одна  из  причин,  по  которой  пришли  люди,  это  опасения.  Людей  мало  интересует,  какова  толщина  там  бетонной  стенки,  а  интересует  больше,  спокойно  ли  будет  жить  в  Новоуральске,  что  за  слухи   про  радиацию,  не  ухудшит  ли  радиационную  обстановку  этот  пункт  захоронения  РАО.  Это  вполне  естественные  опасения,  потому  что  в  России  не  проводится  систематическая  работа  с  населением  по  радиационной  грамоте,  так,  как  это  делается  за  границей.  У  нас  этого  нет.  Зато  имеют  хождения  негативные  слухи.  Это  естественное  свойство  человеческого  мозга  -  верить  опасности.  Ну,  созданы  мы  так  природой!  -  чтобы  опасаться  всего  неизвестного.
      Вот,  скажете:  мол,  он  работник  комбината  -  и  рассказывает  нам  сказки.  А  благостная  такая  картина  обусловлена  очень  простой  причиной  -  на  комбинате  работают  с  ураном.  Уран  не  природный,  не  карьерный  уран.  Карьерный  уран  считается  одним  из  самых  опасных  изотопов,  потому  что  за  то  время,  какое  он  пролежал,  он  распался  до  очень  опасных  продуктов  типа  полония,  родона  и  т.п.  Наш  уран  от  этой  гадости  очищен.  Мы  работаем  с  ураном,  безопасность  которого  легко  обеспечить.  Что  касается  могильника,  он  построен  и  запущен  в  дело  (?)  не  потому,  что  раньше  было  безобразие,  а  сегодня  все  прекрасно,  а  потому  что  выходят  сверхжесткие  санитарные  нормы,  они  всемирные,  мы  их  придерживаемся,  и  мы  обязаны  иметь  у  себя  такой  пункт.  Обидно  до  слез,  что  строил  этот  пункт  комбинат,  а  потом  вышел  закон  о  том,  что  право  его  эксплуатировать  имеет  только  национальный  оператор,  и  вот  комбинат  вынужден  продавать  эту  жемчужинку  и  платить  теперь  за  отходы.
      Чем  больше  разговоров  слышим  за,  тем  крепче  убежденье  наше  против.
      Не  убедил!
      Вопросы  остаются,  плодятся  новые.  
      Вот,  например,  относительно  превентивного  заключения  Д. Черепанова  о  непризнании  района  нахождения  могильника  "районом  активной  промышленной  деятельности".
      Не  поленился,  двинулся  я  к  вожделенному  урановому  могильнику.  Вот  она,  прославленная  "жемчужинка"  Новоуральска!


























Едва  сделал  снимок,  отверзлась  могильная  калитка.  Явились  двое.  Атомохрана.





Меня  строго  предупредили  -  находиться  тут   нельзя,  фотографировать  -  тем  более.  Основания?  Запрещено  -  и  все!  Прикинулся  шлангом:
      -  Это  и  есть  тот  самый  пункт  захоронения  радиактивных  отходов,  о  котором  столько  шуму  в  печати  и  по  телевизору?
      -  Мы  не  имеем  права  отвечать  на  данный  вопрос.
      -  Секретный  объект?  Хорошо.  А  есть  сегодня  здесь  кто-нибудь  из  персонала?
      -  Эту  информацию  мы  не  можем  раскрывать.
      Было  воскресенье.
      Теперь  по  существу.  Объект  расположен  на  возвышенности  в  промышленной  зоне.  На  западе,  в  километре  от  него,  находится  действующий  карьер  "Заплотный  камень".  В  нем  посредством  взрывной  техники  добывают  каменную  породу.
 








 На  востоке,  в  ста  метрах  от  объекта,  находится  камнедробилка.  Сюда,  на  площадку  перед  огромным,  заполняемым  глыбами  породы  бункером,  привозят  содержимое  недр разбираемой  горы  и  сваливают  в  кучу.    


























Снимок  сделан  с  половины  длины  расстояния  до  нашего  объекта.  Стою  ровно  посередине.  Вот  так  отсюда  выглядит  наш  могильник.


























Даже  когда  в  полусотне  метров  отсюда  проезжает  эта  карьерная  техника,  земля  под  ногами  гудит,  не  говоря  уж  о  том,  когда  она  разгружается.


























 Не  думаю,  что  там,  за  забором,  на  территории  ППЗРО,  земля  содрогается  меньше.  Тем  более  тогда,  когда  ножом  бульдозера  вся  эта  масса  горной  породы  перемещается  в  приемник  дробильного  бункера  или  когда  совершается  процесс  камнедробления,  превращая  глыбы  камней  в  строительный  щебень.


























С  возвышенности,  на  которой  развернут  ППЗРО,  открываются  дали.  Вплотную  примыкает  площадка  крупных  и  средних  строительных  предприятий,  чуть  подальше  -  корпуса  УЭХК,  сразу  за  ними  -  поселок  Верх-Невинский  и  жилые  кварталы  Новоуральска.


























А  с  севера,  с  белореченского  направления,  к  территории  могильника  примыкает  гордость  не  только  одного  Новоуральска,  но  и  всего  Среднего  Урала  -  территория  будущей  "Титановой  долины".  Здесь,  на  земельном  участке  площадью  в  240  га,  заложен  Новоуральский  индустриальный  парк,  запуска  которого  с  нетерпением  ждут  десятки  крупных  инвесторов.  По  словам  мэра  Машкова  здесь  будет реализована  новая  стратегия  Росатома  -  развивать  инновационные  разработки.
      Вот  так  реально  обстоят  дела  с  промышленной  активностью  района.  Сдается  мне,  ребята  из  НО  РАО  нашим  ребятам  из  горадминистрации  заключеньице  подсунули  липовое.

Рекламный  буклет  НО  РАО.  Последняя  страничка  -  "Выводы".  Последний  вывод  особенно  хорош.

   
      Продолжение  следует.

1 комментарий:

  1. Прочитав материалы обоснования строительства Новоуральского пункта захоронения РАО, материалы, приведенные в ссылках противников этого пункта, положения жилищного, градостроительного и природохранного законодательства, ознакомившись с высказанными мнениями, исходя из собственного понимания проблемы, все тверже склоняюсь к мнению о недостаточности оценки опасных последствий предлагаемого решения в первую очередь для населения окружающих территорий. Пожалуй, единственным действенным способом заставить ответственных (или безответственных) лиц и органов пересмотреть это решение остается проведение референдума. Но считаю, что к его проведению надо подходить очень подготовленно, поскольку результат зависит от того, кто и как этот референдум организует. Мои опасения приведены в комментариях к предыдущей части. Пока же думаю, было бы полезно послать обе части публикации в независимые СМИ, которые ранее уже откликнулись на социальные и производственные проблемы на местах, создаваемые Росатомом.

    ОтветитьУдалить