Google+ Badge

среда, 17 декабря 2014 г.

Принуждение к празднику 2. Радиоактивные слушания, часть 4

     (ПРОДОЛЖЕНИЕ.
      НАЧАЛО: часть 1  http://novikvsluh.blogspot.ru/2014/07/2_23.html,                                                                  часть 2 http://novikvsluh.blogspot.ru/2014/07/2_30.html,
                           часть 3 http://novikvsluh.blogspot.ru/2014/08/2-2.html)


                                                                             "Если только можно, Авва Отче,
                                                                             Чашу эту мимо пронеси."
                                                                                           
                                                                                       Борис Пастернак "Гамлет"



     Сколько не гляжу на эту совершенно бесподобную, безмерную и спокойно-торжественную в любое время суток и года красоту своих родных мест - всегда дух захватывает. Не приедается.
     Это - мой город. Со множеством сглаженных - покрытых где почти непроходимой тайгой, где веселым смешанным лесом с их животным и растительным миром и с частым выходом скал на самой вершине - гор вокруг и застроенных в городской черте у подножий своих кварталами домов и промышленными площадками. 
     Но дивность восприятия омрачает знание, что внутренность одной из этих гор на миллионы, миллиарды лет вперед напичкана страшной гадостью. Не могу себе представить (да и может ли вообще в своем доме такое допустить здоровый человек?), что недра каждой из тридцати окружающих город сопок, под завязку напичканные той же гадостью, в ближайшем будущем станут реальностью. 
     Не хочу! 
     Это МОЙ город!
                                                                                                                                                                  








                                                                      



                                                         "Мир охвачен безумием. Безумие становится нормой.
                                                       Норма вызывает ощущение чуда..." 
                                                                                       
                                                                                       С. Довлатов, "Заповедник"


     Ох, не надо, товарищ инспектор, нам тут, в территории присутствия будущего федерального могильника, про чистоту "жемчугов" - грязно тут. Я говорю не об в условиях физического проживания в ней, эту грязь легко можно измерить беспристрастными приборами (применяя и поверяя должным образом и в должном месте) - грязно тут в морально-психологической атмосфере сосуществования персон и адептов грязной по реалиям своего происхождения сегодняшней вертикали и остальных жителей города.
     В тянущемся за днями июльского ура-уранопохоронного кипежа шлейфе официальных толкований, как с этой "жемчужинкой" Новоуральска нам дальше жить, эта грязь стала совершенно различима. Во всяком случае, распознать, что это именно грязь, время было, тем более, что обстановка заурядной пропагандистики преимуществ наличия в городе "жемчужинки" перед ее неналичием к этому располагала.
     Прав - конечно, прав! - наш главный "жемчужнист" А. Константинов, большинству, правда, действительно, на фиг не нужна (товарищ инспектор и сегодня не устает гнуть свою специфическую правдолинию и продвигать ее в массы, взявшись теперь регулярно давать уроки популярной радиа-антибоязни аудиториям школьников и студентов).
     Прежде, разумеется, не нужна она ему самому и всему его вместе со свитою кругу градообразующего начальства с их тремя тысячами душ еще не оптимизированного персоналу, для которых возразить чего - вылететь с работы. И огромной и нерушимой, прилепленной к ним армии муниципального чиновничества и городской общественности, безнадежно, но, тем не менее, с большой ностальгическою истомою продолжающей барахтаться в незабвенном совке, тоже совершенно не нужна - на основании все тех же рудиментов совковых прелестей блата и круговой поруки. Это не выдумки, это - объективно. Куда с этой правдою, когда есть мнение Начальника - столичного начальника! - который тут, что доминирующий самец в стаде. Вот говорит он нам, начальник управления по ядерно-радиационной безопасности и эксплуатации ФГУП "НО РАО" И. Пронь: "Новоуральску пункт захоронения РАО необходим. Он обеспечит экологическую безопасность для многих поколений его жителей."(!) - И вся прогрессивная общественность, конечно, воодушевленная решениями центра, под козырек - и вперед! И уже, хватает быка за рога. И уже за те же деньги ставит в своей "маленькой Швейцарии" (так называет она, щеголяя перед заезжими гостями из мегаполисов, мой родной город) не какую-нибудь очередную памятную стелу к какому-нибудь очередному празднику труда или очередной войны с ее воинами-освободителями человечества  от чеченской, грузинской или киевской хунты, а большое могильное дело. Невероятного  размаха и федерального значения. На беспрецедентном уровне социальной приемлемости. При мощной поддержке городскими СМИ.   
     Однако даже карманные СМИ не оказываются на деле достаточно надежною поддержкою кладбища века. Все равно хоть что-то, что заставило бы омрачить полезность разворачиваемого в городе кладбища, нет-нет да и вылазит. Например, фраза, без всякой задней мысли некогда брошенная домовитым сторонником могилстроя А. Аршиновым со страниц "Нейвы", на нее я обратил внимание еще в августовской, третьей части своей публикации по этой теме: "Мне вполне понятны как назначение данного пункта, так и степень его безопасности: по сравнению с предыдущим поколением захоронений нынешнее сооружение выполнено по последнему слову техники, это - большой шаг вперед". С нею полезло на свет то, что никак не вписывалось в нарисованную Москвою идеологическую картинку в обоснование строительства у нас пункта захоронения, которую нам только и показывали - и на слушаниях и в СМИ. Тогда, почитав Аршинова, я продекларировал лишь свои "деструктивистские" домыслы: что ж вы, Москва и Kо, дезу тут качаете: дескать, нет тут у нас, на новоуральской площадке, никаких объектов захоронения (окончательной изоляции) радиоактивных отходов - а ваш сотоварищ говорит, что есть. Все они, пришедшие на нашу землю лицензированные могильщики, совершенно недвусмысленно в один голос разъясняли нам тогда, повторяя уйму раз и до, и во время, и после слушаний одно и то же: никаких захоронений РАО на территории Новоуральского городского округа сегодня нет; то, что есть, это - хранилище, пункт долговременного хранения отходов ПХТРО (пункт хранения твердых радиоактивных отходов), но которые больше уже в таком виде хранить(!) нельзя - не только и не столько из соображений экологической безопасности, сколько из-за того, что нельзя бесконечно "откладывать дело окончательной изоляции РАО на потом", "нельзя до бесконечности возлагать груз решения серьезной экологической проблемы на будущие поколения" - и которые поэтому, в свете последних задач, поставленных руководством государства, предстоит надлежащим образом, предусмотрев пять барьеров физической защиты, по-новому упаковать и "по последнему слову техники" надежно и навечно захоронить.
     Он ведь и вправду проговорился.
     Совсем недавно, в самом конце ноября, сведущие люди в руководстве УЭХК, имеющие самое прямое касательство к организации работы новоуральского могильника, рассказали мне, что весь тот сбор радиоактивного мусора, а это десятки тысяч кубических метров, который зарыт в землю (таким макаром он здесь "долговременно хранится") за период с момента начала уранообогащения (1949 г.) до 1985 года, не считается, как нас уверяют, хранилищем РАО. Той же Москвою прямо в таком, зарытом по старинке виде, он признан объектом "Зарыли - и забыли" - сданным объектом ППЗРО, он так и паспортизован как пункт окончательной изоляции. То есть никаких, разумеется, вам тут многоуровневых барьеров физзащиты и в помине даже нет. Все делалось в те годы - и делается сейчас - очень просто (ведь насколько мне известно, эксплуатация вновь отстроенного объекта 1-й очереди ППЗРО еще не начата): в двухсотлитровые бочки из листовой 1,0 - 1,5 миллиметровой низколегированной стали - самые обычные железные бочки, какие используют уральские садоводы для сбора воды, впрочем, точно такие же предусмотрено использовать и в "по последнему слову техники" современных ППЗРО - собирался (собирают) весь твердый радиоактивный хлам, который, напомню, в немалых количествах образуется в процессе функционирования цехов уранообогатительного производства; заполненные бочки помещались (помещаются) в вырытые траншеи и зарывались (зарываются) бульдозером. На садовом участке такая бочка, находясь на поверхности, доходит до состояния до дыр за 20-25 лет (из своего опыта). В земле, как известно, процесс истлевания материи - но не радиации! - проходит быстрее. Об истлевании радиации синхронно с материей расскажу ниже. Кстати, надо бы иметь в виду еще и то обстоятельство, что до 1988 года комбинат нарабатывал высокообогащенный 90-процентный (по 235 изотопу) оружейный уран, начинку для атомных боеголовок, который одаривал весь тот тогда закапываемый хлам, наверное, все-таки большей активностью, нежели производимый сегодня для нужд АЭС - уран, обогащенный до 3,5 процентов.
     Думаю, что и с закопанным после 1985 года новые хозяева могильника не поступят иначе, а - также, не заморачиваясь, признают объектом какой-нибудь очереди окончательной изоляции, скажем, 2-й очереди ППЗРО. Дабы "не возлагать на будущие поколения". Иначе (ведь большие деньги придется не понарошку отрабатывать!) - откапывать сотни тысяч бочек, дырявых, полуистлевших бочек, начиненных радиоактивным мусором, потом мусор перетаривать, но уже, конечно, с зараженным вокруг слоем грунта; новые сотни тысяч бочек укладывать в еще не построенные "по последнему слову техники" могильники. Ведь тот, что построен, объект 1-й очереди, имеет вместимость, ограниченную 10 тысячами кубических метров (50 тысяч бочек), к тому же специалисты из НО РАО утверждают, что в их планах использовать новый могильник для захоронения только вновь образуемых с момента его будущего ввода в эксплуатацию отходов уранообогащения. Напомню для сравнения: за все время работы УЭХК накоплено 65 тысяч кубометров радиоактивных отходов, что соответствует 325 тысячам единиц в бочковом эквиваленте или 6,5 в очередях ППЗРО, подобным по мощности первой. Поставленные все вместе в один ярус эти бочки заняли бы площадь в 12 гектаров, а выставленные одна к одной по прямой, образовали бы линейный ряд длиною 195 километров - расстояние от Кольцово до Челябинска. Масштабы, конечно, впечатляют. А кого-то, может, и не впечатляют. Но - это не бочки с ключевою водой.

     Об истлевании радиации синхронно с материей.

     Когда я наткнулся в нашей "Нейве" на утверждение о том, что сроки радиационного воздействия РАО на окружающую среду истекают вместе со сроками эксплуатации объекта, в котором РАО размещены, у меня, как говорят у нас в России, челюсть отвисла.  
     Бог ты мой, ужаснись! 




















Это - из заметки "За пятью замками" корреспондента Ю. Романцева, опубликованной спустя чуть больше месяца после слушаний.































Многажды раз ее перечитывал, пытаясь различить в нагромождениях букв смыслы возможно подаваемых знаков. Не различал. Перезванивал "своим" кандидатам и докторам, на всякий случай - вдруг со мной что не так. Тихонько повозмущались - и посмеялись: мол, да не бери ты в голову, мало ли что в газетах понапишут - законы физики стояли и стоят. Стоят. Но - их переставляют! На самом верхнем уровне! Что - фальсификация истории! Цветочки! Вчерашний день! Вот физики - это да! Дело в том, что сей перл, как я выяснил, не есть сооружение из букв спятившей с ума официальной журналистики, отнюдь! Еще накануне принятия 190-го федерального закона об обращении с радиоактивными отходами в 2011 году экспертами "Росатома" было официально заявлено, что для отходов нашего класса радиационной опасности (средне- и низкоактивных, отнесенных для захоронения в ППЗРО) период потенциальной опасности составляет от 300 до 500 лет. И действительно, существуют такие отходы - с утилизацией которых тоже, как с нашими, в стране большая проблема - например, в медицине, от работы рентгеновских аппаратов, томографов и т.п., в них период полураспада изотопов радиоактивных материалов не превышает пяти сотен лет. Но в "Росатоме" сочли ненужным - возможно, и хлопотным - их разбивать по живучести, а объединили все твердые радиоактивные отходы (ТРО) в одну категорию по активности - средне- и низкоактивного класса, то есть в ту, которая предназначена для окончательной изоляции в объектах ППЗРО. В общем, взяли и все отходы смешали в одну кучу - долго- и короткоживущие, - переписав, таким образом, законы физики для отходов предприятий уронообогащения под свои хотелки - под возможности того, что могут построить. Но что от того законам? Ну, назовешь ты уксусную эссенцию - да хоть на уровне главы государства! - средством для промывания глаз, полоскания десен или от похмелья. Не станет она этим средством - хоть даже весь мир поверит Путину!
     Напоминаю, чтоб было понятно - новоуральский уранообогатительный комбинат обогащает уран! Следовательно, отходами являются отработавшие свое материалы, бывшие во взаимодействие с ураном и "наевшиеся" его радиоактивных изотопов. (Наевшиеся до такой степени, что от них этим материалам нет решительно никаких технических возможностей на сегодняшний день избавиться. Избавляет от них только время, период которого составляет не смешные 500 лет. По меркам жизни человеческой цивилизации, а тем более одной человеческой жизни, период полураспада, т.е. время живучести вредоносных радионуклидов изотопов урана, даже самого короткоживущего из них, составляет вечность.) 
     Период полураспада изотопов урана (азы, которые согласно требованиям инструкций обязан знать каждый допущенный к работе с гексафторидом урана на предприятиях отрасли):
     234U - 245 тыс. 500 лет, 
     235U - 704 млн. лет,
     236U - 23 млн. 420 тыс. лет, 
     238U - 4 млрд.468 млн. лет.
     Ну, нет в этих цифрах и близко того, что транслируют на город газетчики.
     И вообще непонятно, почему Москва спустила вдруг нам цифру именно в 300 лет. Еще в январе этого года пресс-служба УЭХК рапортовала об успешном завершении строительства нашей "жемчужинки", где речь шла о десяти тысячах лет; текст ее сообщения попал затем в "Годовой отчет ОАО "УЭХК" за 2013 год": "В 2013 году в ОАО "УЭХК" завершено строительство первой очереди пункта приповерхностного захоронения радиоактивных отходов. Данный пункт на сегодня единственный в России и уникальный в своем роде. Как и действующий пункт хранения твердых радиоактивных отходов, новый пункт предназначен для твердых низкоактивных отходов, но критерии безопасности в разы превосходят существующие... Еще на стадии проектирования ППЗРО Ростехнадзор дал оценку его безопасности на срок не менее 10-ти тысяч лет".
     Почему ж все-таки  300, а не 10 тысяч или хотя бы тысячу лет? Видимо, врать более, чем о трехсотлетней гарантии, в руководстве посчитали уж чересчур нескромным, более достойным сочли подтянуть к срокам гарантии сданного объекта радионуклидную живучесть. 
     Конечно, очень грустно, когда беспардонно и прилюдно творятся подобные гнусности, когда с легкостью попирается наука и воцаряется мракобесие, и никто не краснеет со стыда, и ни один из многочисленной, прославленной новоуральской когорты физиков-ядерщиков - а у нас "куда ни плюнь - доценту на шляпу попадешь" -  не замечается в горении вступиться за честь попранной; когда Москва традиционно держит периферию за скотов, а периферия, отдавая дань гнусным традициям, молча приспосабливается, принимает и утверждает пролонгацию своего скотства, зачастую как бы даже и с благодарностью, - как говаривали в брежневские времена, "с чувством глубокого удовлетворения". 
     На традиционном торжественном заседании Клуба научных работников УЭХК, посвященном Дню российской науки, прошедшем в начале года, руководством комбината с особой гордостью было отмечено: "За все годы работы комбината 24 его работника стали лауреатами Ленинской премии, 57 - лауреатами Государственной премии, 12 - лауреатами премии Правительства страны, УЭХК остается одним из немногих предприятий атомной отрасли, где действует научная аспирантура. За годы существования аспирантуры ее выпускниками стали 228 работников. Сегодня на предприятиях Новоуральской площадки работают.3 доктора наук и 41 кандидат наук" (а еще не менее сотни оптимизированных и отправленнных на пенсию, о которых в руководстве не говорят). Где все они, с дипломами физтеха? 
     Грустно, когда кругом недоговорки, тайны и одно вранье. Отраслевая специфика.  
     Но бывает при том и так, когда ложь полезней молчания.
     В упомянутой выше заметке ее автор сообщает городу, что "В августе Администрация Новоуральска, общественность и ФГУП "НО РАО" подписали протокол общественных слушаний по материалам обоснования лицензии на эксплуатацию первой очереди..." и т.д. Вранье! Не подписывала никакая общественность никакого протоколу. Но не потому, что не согласная  - потому что не требуется ее подписи в данном документе. Правда, чтобы убедиться, что это сочинительство автора (что подписала общественность), представителям оппонирующей "общественности" понадобилось еще почти два месяца. Но зато попутно еще кое чего случилось узнать интересного.


     Продолжение в следующей части. 


Комментариев нет:

Отправить комментарий